Юра Якунин (yurayakunin) wrote,
Юра Якунин
yurayakunin

Психушка. 37 год. Майор Арчвадзе - 4

Чтобы не пропустить часть - Сделай подписку на рассказы

Когда Роман окровавленный, побитый, опозоренный и озлобленный уходил домой, он не мог видеть стоящую у окна Евгению Петровну. Роман правильно понял, кто вызвал охрану и клял эту женщину, на чем свет стоит. Он даже и представить не мог, что весь этот безобидный с его стороны междусобойчик с Нино у дурдома, закончится его избиением. Человек – венец эволюции, бессилен перед элементарной подлостью!



Евгения Петровна видела, как Романа били, ей было жалко мальчика, совершено случайно вляпавшегося в то, во что он и предположить не мог, но была рада, что его застали, когда он подтягивался, держась за решетку, а не за разговором с Нино.
– Побитый, не убитый, лучше побыть соглядатаем, чем трупом! – подумала она, когда Роман скрылся из виду. Евгения Петровна, взглянув через плечо на Нино, незаметно перекрестила заоконную пустоту.
– Женечка Петровна, срочно в приемное отделение! – крикнула, приоткрыв дверь ординаторской молоденькая санитарка.
– Офицера привезли, сбит на мотоцикле, жена насмерть, да и он, думаю, не жилец.
Женя, старшая сестра хирургического отделения, была опытной, исполнительной, умеющей и знающей больше некоторых врачей. Была немного замкнутой, неулыбчивой вне работы, но с больными преображалась и они её любили. На работе её ценили, она как бы была всегда «под рукой», так как даже жила во флигеле госпиталя. Вот и сегодня, в выходной, ей придется и принимать поступившего больного и если будет операция, то и ассистировать.
Женя посмотрелась в висевшее при выходе зеркало, прибрала волосы под шапочку, поправила халат и пошла, осматривать поступившего после аварии офицера.

В 1921году, когда в Тбилиси вошли части 11-й Красной Армии, ничего не предвещало драмы в семье известного и всеми уважаемого фотографа Петра Маргелова. Но как говорится, человек предполагает, а Бог располагает, никто не застрахован от случайностей и если кто-то случайно выигрывает в обычную лотерею большую сумму, то кто-то в небесную рулетку не то выигрывает смерть, не то, проигрывает жизнь.
Одному из подвыпивших комиссаров в засаленной, пропахшей от кочевой жизни потом, табаком, а то и кровью кожанке, зашедшему сфотографироваться в «Фотографию Маргелова», приглянулась миловидная блондинка - жена фотографа Петра Маргелова. Разогретый винным возлиянием комиссар стал грязно к ней приставать, размахивая маузером, который он вынул для серьезности фотографии, а когда получил от мужа замечание, то не моргнув глазом, пустил маузер в ход и на глазах 11 летней дочери застрелил её родителей, как недобитых буржуев.
В тот день для Жени, в одно мгновенье ставшей сиротой, закончилось счастливое детство. Её приютила родственница матери, работавшая в госпитале. С тех пор Женя жила с ней при госпитале и помогала ухаживать за больными.
На каталке лежал крупный мужчина, в голубых петлицах которого было две шпалы. Черты лица майора трудно было определить, так как лицо напоминало сплошное кровавое месиво, высокий лоб, широкие скулы и черная курчавая шевелюра с залысинами, выдавали в нем упрямый характер. Окровавленные губы еле слышно шептали:
– Мери, что с Мери, где она?
Женя достала из кармана его гимнастерки документы.
– Мелитон Георгиевич Арчвадзе, 1903 г рождения, майор, летчик, множественные ранения вследствие аварии.
Продиктовала она оформлявшей карту больного сестричке.
На каталке лежал застегнутый планшет. Женя открыла его, так как должна была перечислить находящиеся в нем документы и передать на хранение. В первом отделении лежала карта Грузии, а вот то, что она увидела в другом отделении, заставило её вздрогнуть и осмотреться видит ли кто-то. В планшете лежало письмо с крупной надписью сверху: «Строго секретно. Лично Товарищу Сталину». Женя знала, чем может грозить майору обращение к Сталину минуя выше стоящих командиров. Женя понимала, что если кто-то куда-то о письме донесет, а такие доброхоты в госпитале были, то майору лучше не выздоравливать. Госпиталь частенько навещали люди из НКВД и забирали даже больных офицеров и те, почти никогда, не возвращались долечиваться.
Женя незаметно сунула конверт под кофточку.

Операция длилась более 4х часов и хирург, военврач 1-го ранга, просто совершил чудо, вернув с того света майора Мелитона Арчвадзе. Теперь будет он жить или нет, зависело лишь от его организма и как на него взглянет Господь.
Два дня Арчвадзе был ни жив, ни мертв. Весь перебинтованный Мелитон в сознание не приходил.

Шел 1937 год и появление сотрудников НКВД ничего хорошего не сулило. Конечно, врагов народа всяких мастей было немало и выкорчевывать их надо было со всей революционной беспощадностью, так как их вражеская подрывная деятельность мешала строить прекрасное и светлое будущее под руководством, дорогого каждому сердцу советского человека и до боли любимого всеми, товарища Сталина. Но Жене казалось, что уж больно много этих врагов оказывалось среди друзей, знакомых и даже сотрудников, которых она знала давно, чуть ли не с детства. Конечно, Женя не сомневалась в правильности политики товарища Сталина и что бороться с врагами надо, но не одобряла местных служак, которые уж больно ретиво исполняли свои обязанности и косили людей, как траву косой.

В конце вторых суток в больницу пришли два офицера НКВД.
Военные в кабинете главврача отделения поговорили и с Женей, спросив её, все ли вещи майора лежат перед ней на столе и не было ли еще чего-нибудь? У Жени сжалось сердце, у человека погибла жена, осталась маленькая дочка, которую Женя видела, когда та приходила с бабушкой. Ну не мог этот майор быть врагом! Неужели этой малышке, так же как и ей придется остаться сиротой? Не может быть, это не справедливо! Женя была рада, что никто не видел письма Сталину, которое она спрятала в кочегарке и посмотрев на лежащие, на столе личные вещи майора, часы, документы, портупею, раскрытый планшет и, увидев, что в нем отсутствует карта, она заявила:
– В планшете была вроде какая-то карта.
– Спасибо, мы её изъяли.
– Ну а все остальное, вроде на месте.
Сотрудники решили поговорить с майором и, несмотря на то, что врач отделения предупредил визитеров, что майор второй день не приходит в сознание, сотрудники НКВД все равно вошли в палату.

Продолжение следует.



Психушка:
1. Психушка: Сигарета.
2. Психушка: Преображение.
3. Психушка: Избиение.
4. Психушка: 37 год. Арчвадзе.
5. Психушка: Неожиданная встреча.
6. Психушка: Я - твой ангел-хранитель.
7. Психушка: Донос.
8. Психушка: За Сталина.
9. Психушка: Секретный сотрудник.
10. Психушка: Вербовка.
11. Психушка: Друзья силовики.
12. Психушка: Бессонная ночь.,
13. Психушка: Признание.,
14. Психушка: Насилие.
15. Психушка: Улика.
16. Психушка: Сделка с совестью.
17. Психушка: Направление в Ад.
18. Психушка: "Красавчик, не угостишь сигареткой?"
19. Психушка: Любовь нечаянно нагрянет
20. Психушка: Красный летчик в красных трусах.
21. Психушка: "Пути Господни неисповедимы"
22. Психушка: Откровения
23. Психушка. Кличка "Сиротка"
24. Психушка. Пропал безвести
Я инвалид, помогите издать книгу WM: R406100370118, Z228282210773.






Tags: Психушка, рассказы
promo yurayakunin febbraio 10, 2020 13:12 704
Buy for 20 tokens
Моя настоящие имя и фамилия - Юра Якунин, а Гога Генацвалин, это псевдоним, под которым я участвовал в Номинации " Писатель года" 2011 года. Пишу я в основном рассказы и юморески, которые являются эпизодами из моей жизни., в основном не привирая, а лишь немного причесав…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments