Юра Якунин (yurayakunin) wrote,
Юра Якунин
yurayakunin

Дальневосточные робинзоны: Жизнь в погребе на острове


У них нет телевизора и смартфонов. За продуктами нужно плыть на соседний остров. Даже кровати пришлось мастерить самим. Иван Чесноков отправился на Дальний Восток и провел неделю с семьей современных отшельников, которая уже больше 20 лет живет в царском пороховом погребе XIX века.


В нескольких километрах от Владивостока находится остров Елены. В советское время здесь была расположена радиотехническая часть, где работали разведчики. Доступ на остров был закрыт, а после ликвидации части — ограничен короткими поездками.

В конце 80-х Нина Король работала в медицинском институте Владивостока, воспитывала шестилетнего Николая и ждала, когда ее муж Борис вернется из морской археологической экспедиции. Подруга по институту предложила Нине отдохнуть на острове Елены. Женщина влюбилась в него. «Я смогу найти здесь участок?» — спросила Нина у подруги. «Конечно. Тут почти никто не живет, а сам остров — километр на полтора», — ответила она.

Когда Борис вернулся из экспедиции, супруга сказала ему, что хочет жить на острове Елены. Он согласился. Место было ему знакомо: дед Бориса строил здесь Владивостокскую крепость, а отец, служивший на острове Русский, прокладывал электрические кабели. Каждый раз, когда отец брал его на военные учения, Борис жил в крепостных сооружениях.

Поначалу семья бывала на острове время от времени. В 1996 году на Елену стало можно приезжать без ограничений. Примерно тогда же Николай разбился на мотоцикле — он несколько дней пролежал в коме, а когда очнулся, не мог говорить и ходить. Семья решила, что на острове ему станет лучше, и окончательно переехала, оставив на материке две квартиры.

С тех пор они — три единственных постоянных жителя острова.

— Впервые о семье, живущей на необитаемом острове, я узнал во время первой поездки во Владивосток ранней весной. Перебравшись на лодке через узкий канал, отделяющий остров Елены от острова Русский, я провел с Королями меньше дня. Они водили меня по острову, показывая остатки некогда величественных фортификационных сооружений; кормили котлетами в погребе, который приспособили под свой быт; рассказывали о своей жизни.

Что заставляет людей, у которых есть жилье в городе, переселиться на остров? Почему им комфортнее находиться вне цивилизации? Как отшельники видят себя и мир вокруг? На эти вопросы я не нашел ответа и решил обязательно вернуться к Королям. Следующей зимой я снова прилетел во Владивосток и перешел по замерзшему льду к магическому острову и людям, сохраняющим его таким.

Картинки по запросу Павел Григорьевич Чесноков



Семья обустроилась в погребе — помещении примерно 30 на 20 метров. Из постройки убрали мусор, Борис смастерил печи для обогрева. Привезли мебель: столы, ящики и стулья, которые нашли на поломанном корабле во владивостокской бухте. Короли перетащили на остров кунги — маленькие летние домики, недалеко от жилища нашли два старых колодца, которыми пользуются и сейчас. Все тумбочки и кровати сделал Борис, он же занимался газом и электричеством.

Полки уставлены книгами, стопки лежат на столе Бориса: история, фортификационные сооружения, детективы. У семьи нет телевизора, только радио.
Погреб завален артефактами прошлого. Портрет Нины Александровны в молодости; бутылки из-под алкоголя, подаренного многочисленными гостями острова; оленьи рога, где-то найденные Борисом; иконы в углу. Благодаря им помещение кажется живым и неподвластным времени.






Продукты Нина Александровна закупает в магазине на острове Русский, овощи выращивает в огороде. Семья живет на пенсии супругов по старости и Николая — по инвалидности. Он постепенно восстановил здоровье: разговаривает (долго подбирая слова) и ходит (прихрамывая). Последнее время он все чаще ездит на материк — хочет общаться с новыми людьми и найти жену.

На скуку семья не жалуется. «Здесь у меня база для самых разных занятий, — говорит Борис. — Это и биологический раздел, и подводный, и плотницкий, и исторический. Здоровья бы побольше только». Нина Александровна руководит приведением острова в порядок. В этом начала помогать молодежь из Владивостока: под руководством Королей очищали фортификационные сооружения и дороги.

Но сил активистов недостаточно. Чтобы остров выглядел обустроенным, а не своеобразной Нарнией, нужны действия местной администрации. Однако с чиновниками у Королей отношения не ладятся: семью хотят выдворить из погреба, который она занимает нелегально.

В последний вечер перед моим отъездом мы с Королями готовим ужин и пьем чай за большим столом в их жилище. Одежда пропахла печным дымом и котлетами, в рюкзаке лежат подарки — старинная карта и архивные семейные фотографии. Пока снаружи бушует ветер, а будущее дальневосточных робинзонов не определено, они беспечно рассказывают, что мы будем делать в следующий мой приезд.

Free counters!


подписаться    доб в друзья    подписаться
Tags: остров
Subscribe

Posts from This Journal “остров” Tag

promo yurayakunin май 17, 2015 16:42 10
Buy for 50 tokens
В рассказе «По морю моей памяти» я уже писал про то, как в детстве жил в четырехэтажной вавилонской коммуналке - бывшей летной…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments