Юра Якунин (yurayakunin) wrote,
Юра Якунин
yurayakunin

Categories:

(+18) Маша и страстные сестрички - 4


Из серии - "Мои женщины"

4. Встреча

Калитка была с меня высотой. В прорехи крыльцо хорошо просматривалось. Меня, конечно, сквозь них было видно, но вот опознать – вряд ли.
Маша, стоя на пороге, вытряхивала половик и сосредоточено смотрела на калитку. Потом вдруг бросила половик, присела на крыльцо и прикрыв ладонью рот, замотала головой.
Я тихо её позвал:
– Маша, это я, Юра.


фото из сети.

Маша, всплеснув руками, бросилась к калитке, повторяя:
– Я знала, знала, знала, что это ты!
Калитка открылась и Маша мгновенно повисла у меня на шее.
– Ты зачем прятался, хотел испугать меня, да? Почему не предупредил? Я бы встретила. Ты плохой мальчишка! Все думала, когда же ты сдашь все экзамены. Я о тебе рассказала, все уже умирают от любопытства. Заходи.


Наконец то все жуткое позади. После мытарств в Москве - голода, бессонной ночи с педиками в вонючих носках, я оказался рядом с той, к которой ехал. Красивая девушка, в тельняшке прекрасно облегавшая все прелести её фигуры обнимала меня за шею. Я чуть не заплакал, она пахла чистотой и окрошкой!
- Маш, покорми меня, – единственное, что я мог сказать уже дрожащим голосом.
Дома, Машины родители с любопытством молча посматривали на «грузина». Мама работала вместе с Машей на вагоностроительном заводе в Мытищах и еще где-то работала, папа, как потом оказалось, был «Ворошиловским стрелком» моих трёшек. Были еще две сестренки, младше и старше Маши, обе были замужем, жили в домах по соседству. Да, еще была бабуля, она все время была как бы в тени, но постоянно на чеку.
Когда мы сидели уже за столом, мама Маши погладила меня по голове и сказала:
– Спасибо, Маша мне рассказала, какой ты спаситель, мы тебе все за это благодарны.
Маша зарделась. Тут мама продолжила:
– Хорошо, что ты приехал к нам отдохнуть. У нас места знатные, гребные, да и девчата отличные, Маша тебе быстро подружку подберет.
Я взглянул на Машу в недоумении.
– Мама, ну что ты несешь! Человек с дороги, еще не ел, а ты ему моих подруг предлагаешь!
– А что я такого сказала? Он жеж на 3 года моложе от тебя, не собираешься же ты с ним женихаться?
Маша кинула на стол ложку и выбежала во двор.
– Ну, зачем Вы так?
– Ей уже 22 года, ребята весь забор обходили, а ей все не по нраву. Сестра уже замужем, а эта все в девках ходит. Ты меня Юра извини, но я боюсь, что она на тебя глаз положила, не дело это! Гуляйте, смотрите наши красоты, целуйтесь в конце концов, но надёжу ей не давай. Я видела, как Машка тебя ждала, вона – худюща сделалась. Я баба простая, я мать и скажу прямо, может тебе прописка тутошняя нужонная? Вона Машка уже как спичка, только чиркни. Спортишь девку, а через год и бросишь с дятём.
– Да не волнуйтесь, пожалуйста, я не жениться сюда приехал, а если в этом дело было бы, то давно ей и по телефону, и в письмах уши прожужжал бы, что люблю, да и в Тбилиси мог «отметиться», для верности. Может мне уехать, может я тут не к месту?
– Ты паренек не серчай, наслышана я про вас грузинов.
– Да не грузин я, фамилия моя Якунин, просто живу там! А жениться ни на Маше, ни на Наташе, ни на ком другой не собираюсь, пока! Да, Маша красивая и даже нравится мне как девушка, но я только перешел на второй курс института и жениться, как-то не входит в мои планы.
– Ну, извини меня, я мать и ты должен меня понять. Потом можа будет поздно! А ты ничего, не стушевался, справный будешь кому-то муж. Иди, уйми Машку, а то изрыдается дуреха!
Маша сидела у куста крыжовника и жевала ягоды. Она не плакала, но по лицу было видно, как больно ей сделала мама.
– Маш, пойдем покушаем, а потом и к сестричкам знакомится, да и в лес надо сходить.
– Правда, ты хочешь? А в лес потом по грибы пойдем да?
– Конечно, не дома же мне тебя целовать!
– Дурак!
Наконец я поел, окрошка была какая-то сказочная, не то потому, что голодный, не то потому, что Маша была рядом, не то потому, что вечером пойдем в лес целоваться. Маша смеялась, мама улыбалась и даже бабушка удивленно:
– Во, грузин окрошку уплетает, видно дома не делают! Ты, милок, на меня не серчай, тока скажи, мамка твоя знает, что ты к Машке подкатываешь?
-– Бабушка, вы, что все сговорились? В Тбилиси Юру эти два бугая убить могли, а он на это не посмотрел и спас меня! А вы его обижаете, мне стыдно за вас и обидно за Юрочку (что-то новое, кроме моей бабули никто меня так не). Оставьте его в покое, не вгоняйте в краску!
– Вон красавчик какой, – не унималась бабулька – Небось бабы в Тбилиси и без гармошки липнут, чай таперича она и не надобна, так уболтать можно, Хэ-хэ-хэ!
Мама засобиралась на одну из работ, уходя открыла сервант и сказал, глядя на меня:
– Если что, деньги лежат тут, – и пошла одеваться. Машка улыбнулась, мол, теперь – свой!
Мне была очень приятна прямота и доверие этих простых людей, считающих что хорошо, то хорошо, а если плохо, то и от ворот поворот, а если уж признал человека хорошим, то и гость становится - своим!

Поев и подымив на крыльце, отправились с Машей к сестрам.
Старшей, Кате, было 24 года. Внешне похожая на Машу, только пониже и светлее. Нашего прихода она не ожидала, поэтому была «разобрана» и не очень довольна. Попросив Машу сделать кофе, она скрылась в ванной, за то мы смогли вдоволь нацеловаться и по прижиматься на кухне. Сын Миша по выходным был у свекрови, а муж Володя в Ленинграде в командировке от завода. Минут через десять Катя предстала пред наши очи, как будто другая женщина, красивая и знающая себе цену. Меня рассматривала с явным любопытством, но без видимого интереса. Или мой возраст был этому причиной или сестра. Мы сидели на кухне пили кофе, курили и травили анекдоты, вернее рассказывал я, а смеялись сестрички и так смешно было видеть, как они делали почти одинаковые жесты, мимику и интонации, морщили носики. Только глаза выражали разное, у одной - понимание вопроса, у другой интерес к этому вопросу. Поболтав, Катя крикнула в окно, куда-то через забор, сестру Алену и сказала, чтобы та несла пиво и приходила с мужем. Тут я вспомнил и о своих гостинцах и отправился к Маше в дом, захватил парочку чурчхел, бутылку Ахашени и связку сушеной хурмы. Когда я вернулся стол был накрыт. Я познакомился с Колей, мужем Алены, а сама Алена произвела на меня, просто ошеломляющее впечатление. Волосы цвета сена, громадные зеленые глаза, достаточно большая груди и осиная талия, голос с придыхом, как у Дорониной, совершенно не похожая на сестер, но дающая им много очков форы и молодостью, и внешностью. Коля внешне был ей не ровня, обыкновенный парень, конопатый, чуть старше меня, повыше ростом и поплотнее. Детей у них пока не было. Оба учились в Москве, Алена в каком-то училище, а Коля в институте. За столом было весело, я как козлик в огороде, «прыгал и радовался обилию капусты». Выпив вина, пива и поев диковинные грузинские яства, решили сходить в лес, показать мне березовые рощи и собирать грибы. Я очень хотел искупаться и сказал об этом Маше, она засмеялась:
– Вечером будет баня!
Русские березы приступа умиления не вызвали. Больше понравилось, как собирала грибы Алена, нагибалась, показывая груди почти до сосков, Катя, же, изредка бросая на меня косой взгляд, старалась через глаза достать да самой моей мужской сути. Маша грибы не собирала, она просто хихикала и прыгала как козочка, понимая, что я приехал именно из-за неё, а сестрички уже замужем и относительно меня им ловить нечего.
Как же иногда, по молодости, женщины бывают наивны относительно сестер, особенно, когда молоды, а сестры – плотоядны!

Продолжение следует.

Free counters!


1. Шееголовые
2. Экскурсия
3. Москва "голубая"
4. Встреча
5. Только в ту поездку
6. Алена
7. Катерина
8. Загорск. Интронизация Патриарха Пимена.
9. Девочке - девочковое.



подписаться    доб в друзья    доб в друзья
Tags: рассказы
Subscribe

Posts from This Journal “рассказы” Tag

  • Мои рассказы, юморески, миниатюры.

    Моя настоящие имя и фамилия - Юра Якунин, а Гога Генацвалин, это псевдоним, под которым я участвовал в Номинации " Писатель…

  • Ночной преферанс с Полуниным.

    Конец восьмидесятых, Даугавпилс, гостиница Латвия. Во время очередной моей туда командировки, в городе гастролировал Вячеслав Полунин. Когда я…

  • Как я евреев бизнесу учил.

    Германия объединяется, СССР разваливается! Наконец, с малолетним сыном вырвались в Германию. Глаза от изобилия разбегаются на столько, что…

  • "Дневник" больного ХОБЛ

    Как мы не видим изменений за какой-то период в окружающих нас людях, которые ежедневно у нас на виду, так мы не особо ощущаем и изменения…

  • Умей выжидать - будешь побеждать!

    Как-то, наша группа сдавала в институте физику, Пришел лектор и заявил, что сегодня он «злой» и это было видно — весь мятый,…

  • Вторая пошла в печать.

    Вчера я отправил в издательство новую свою книгу - "По морю памяти". Это уже вторая книга, которую я издаю, готовится к изданию и третья…

  • Отношения: Аптечный гарем +18

    Категория: Группа, измена Сегодня, а вам расскажу о Миле – добросердечной "подруге семьи", работавшей в аптеке. Это была…

  • Ну вот, книгу осталось издать, но нужна помощь!

    Убежден, что у каждого мужчины есть свои страницы о тех женщинах, что были в их жизни. Такие страницы, конечно, есть и у меня. О них, о…

  • Как меня воровали!

    Как-то вечером с дружком, Юрой Вогулько, нам было лет по 6, пошли за газетами. Газетный киоск стоял у входа в парк Ваке, в клумбе, где росли большие…

promo yurayakunin september 20, 20:00 15
Buy for 20 tokens
Категория: Группа, измена Сегодня, а вам расскажу о Миле – добросердечной "подруге семьи", работавшей в аптеке. Это была моложавая мать-одиночка, обесцвеченная перекисью. Годочков Миле было где-то чуть за тридцать, но выглядела она прекрасно, а аппетитные, крупные, упругие…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments