Юра Якунин (yurayakunin) wrote,
Юра Якунин
yurayakunin

Categories:

Свадебное путешествие - две части (третью вы не захотели).


Вчера я написал пост, о потерянных рассказах, лет 10 назад из-за грохнувшегося "винчестера". Некоторые я восстановил и вот решил восстановить третью часть ленинградской свадебной эпопеи. Про приключения с разводом мостов, Исаакиевском соборе, Эрмитаже, Петергофе (с 1944 года по 1997 год — Петродворец), Монетном дворе и др... Но видя, что ни у одного человека это моё решение не вызвало отклика, решил тоже послать вас по известному адресу. Конечно я сегодня сяду писать третью часть, только тут публиковать её не буду.

=======================================================================

Был у меня дружок Юра Качкачев. Откуда я его знал и с какой стати он был моим другом, уже точно и не помню. Юра, внешне был похож на Ален Делона и на девиц его фейс действовал как капля никотина на лошадь. Дальнейшие действия его были незамысловаты (как и в принципе умственные способности, но кому эти умственные способности при такой внешности нужны), но отточены до автоматизма. Попав в дом “жертвы”, скажем на вечеринку, его синие глаза и делоновский фейс, через некоторое время, начинали тускнеть, и по их выражению, можно было понятно, что ему так плохо, что жить осталось максимум час - два. Конечно, хозяйка дома предлагала прилечь, валериану, валидол, корвалол, а то и "искуственное дыхание" изо рта в рот, но с постели его уже ничего поднять не могло - все расходились. Ну, какая женщина даст просто так умереть “Ален Делону”не попробовав его спасти - жертвенной лаской. Первый раз он женился в Тбилиси, а потом, уехав в Москву, женился еще семь раз (2 раза на бывших женах, опять их разжалобив). Будучи у Юры дома, я познакомился с его соседкой ... Тамарой и через полгода мы женились.

Свадьба в Петербурге: дворцовая роскошь, воздушная романтика | Идеи для  свадьбы

Свадебное путешествие.

Часть 1


В Свадебное путешествие мы полетели в Ленинград. Я в Ленинграде никогда не был, да и Тамара то же, хотя у неё там была родственница - бывшая жена двоюродного брата.
Прилетели, Пулково. Ура Ленинград! Лучшая гостиница, шампанское, ночи длиною 2-3 суток, ванна на двоих, белые мягкие халаты и табличка на двери – "Не беспокоить" - и ВПЕРЕД!!
Садимся в такси:
- Куда?
- Лучший отель!
- Какой?
Какой, какой - лапоть таксистский! Любой кавказец знает, что в каждом большом Российском городе лучшая гостиница – "Россия".
- в "Россию"
Приехали довольно быстро, такси отпустили и прямиком к администраторше:
- Люкс с видом на город и большой двухместной кроватью.
- У вас заказ, бронь?
- Почти – свадебное путешествие!
- У нас есть одноместный номер на мансарде, но ремонтируется. Там туалет и ванная не работают, придется ходить в конец коридора.
Знакомая декорация! Гримаса на Тамарином лице выражала такой ужас, будто она владелица замка в Монако, а ей предлагают сарай с тараканами, клопами и крысами.
Пришлось держать высокую планку:
- Вы, видимо, не поняли, мы в свадебном путешествии, нам нужен только люкс и желательно с зеркалами в спальне!
- Здесь за углом, гостиница «Турист» посмотрите там!
Перелет, довольно-таки уморил Тамару:
- Ты тут отдохни, а я сбегаю, узнаю.
"Бегал" я долго, это не Тбилиси - когда в Ленинграде говорят, что тут недалеко, то тбилисские понятия о расстоянии надо было умножать как минимум на три.
На "сбегать" и узнать, что в "Туристе" свободных мест нет и вернуться, ушло часа 1.5-2 , а так как в Ленинграде в августе и ночью светло по сравнению с Тбилиси, где темнота наступает как занавес, опускается в театре – сразу, то, вернувшись в «Россию» понял, не сразу понял что уже 21 час и уже светит ночлег на вокзале. Тамара спала в кресле в центре фойе, и уже была в состоянии свободного парения свадебного счастья.
Попытался соблазнить дежурную пылким взглядом, но возрастные категории были разные, да и выучка у неё - чувствовалась еще сталинская. Спустив на нос очки, она сказала:
- До 24 часов поспать жене в кресле дам, потом идите смотреть развод мостов - милиция вас выгонит.
Присев рядом со спящей женой, стал ждать развод мостов.
Вокруг сновали уборщицы, пропылесосили ковер, свернули его и прислонили к моему креслу, он почти лег на меня – большой и цветастый.
- Где вы купили такой ковер? – спросил один мужик со среднеазиатским акцентом, явно прицениваясь,
- Свадебный подарок от гостиницы - отмахнулся я от него, как от назойливой мухи.
Второй, подошедший мужик, оказался с юмором:
- Я скоро съезжаю и то же хотел бы сделать вам подарок к свадьбе.
- Еще один ковер?
Мужчина улыбнулся:
- Я через два часа освобождаю люкс, но на днях в номере должны ремонтировать сантехнику и придется пользоваться санузлом в конце коридора. Я отдам вам ключ, чтобы номер не отдали другому, а уж Вы не плошайте, по акценту – из Грузии?
- Спасибо генацвале!
Я подвел мужчину к дежурной и сообщил ей, что этот гражданин решил сделать нам свадебный подарок, что он отдает нам свой люкс. Все втроем посмеялись, и женщина попросила наши паспорта, я стал заполнять карточки, и вдруг обескураживающий вопрос:
- Вы что, сменили фамилию?
- Я?
- Ну не я же, не в моем паспорте запись – «Паспорт подлежит обмену, в связи с заменой фамилии»
Я долго ей доказывал, что это вместо жены, по невнимательности, вписали мне. Я эту старую клячу и за локотки держал и за ручку, за грудки, даже по щеке провел - поверила!
Прикорнул на часок в кресле и когда Володя (так звали нашего спасителя), вышел с вещами, разбудил жену. Она, входя в лифт, в полной уверенности, что едем на мансарду, пошутила:
– В люкс, всесильный муженек?
Лифтерша:
– Да-да милая - в люкс!
Ехидная улыбка с лица жены исчезла, лишь только тогда, когда открыли дверь номера.
Номер состоял из прихожей, двух комнат - холла и спальни. Холодильник, телик, бар, диван с двумя креслами, балкон, который был прямо над входом в гостиницу. Спальня: мягкий ковер с высоким ворсом кремового цвета громадная двуспальная кровать и сбоку - большой стенной шкаф с раздвижными дверками, а ванны нет?! Уже хотели звать коридорную, но Тамара открыла, одну из раздвижных дверей шкафа и… она! Салатовый кафель, белая большая ванна и во всю стену ЗЕРКАЛО! У них в СССР секса не было, а у нас БЫЛ!
Сексодром, после ванны особо не впечатлил, да и ночь была не брачная, а уже месяц, как законная, заверенная печатью. Тамара легла спать, а я пошел смотреть, как пацаны клянчат у приезжающих иностранцев жвачку. Как я писал, был конец августа, и вечером дул пронизывающий ветерок, но у "нас было"! Мы в "свадебном магазине" на талоны, ничего приличного не нашли для Тамары, а я там купил болгарскую жилетку-дубленку. До чего же она была приятная, мягкая, теплая, и вид у неё был такой ..., что и у меня попросили
- Give me a cigarette.
Какой грузин ездил в Москву или в Ленинград, не имея в кармане пачки сигарет Philip Morris в пластмассовой коробке цвета какао, (которая покупалась заранее бог знает, какими путями) и я протянул сигарету из этой пачки:
- плиз!
Длинные волосы под Биттлз, коричневая дубленка, одетая на майку и начищенные до блеска коричневые туфли фабрики "Цебо", делали меня иностранным кентом, но – немым (огрехи образования)! Я видел, как менты гоняли попрошаек, учтиво обходя меня, а одна гирла, в чулках в крупную сетку, даже попросила – Do you like? Что я мог ей ответить, если на третьем этаже спала жена, и я не то, что английского, а даже грузинского толком не знал? Я похлопал её по попке и сказал:
- No money.
Поднимаясь на третий этаж, думал:
- Сейчас приду в номер, налью из бара две рюмочки коньяку, закурю Philip Morris, разбужу дремлющую Тамару (вечером в гостиничном холле отоспалась), протяну ей коньячок... и гирла, с её крупной клеткой на чулках, не сможет устроить такого, чего, как было принято говорить, у нас в СССР не было!
Утром, решили пойти перекусить, а заодно узнать, когда разводятся мосты. Странное дело, в Ленинграде все знали, когда разводятся мосты, правда, все называли разное время, казалось – издеваются, потом дошло, что мосты разводятся в разное время, и каждый называл то время, когда разводился ближайший от него мост. Ленинград, поначалу мне не понравился. Голые, без деревьев улицы, дворы, как сообщающиеся колодцы, в гости, можно попасть с 3-4 раза. В Ленинграде впервые, около какого-то метро, увидел место, где собирались, голубые и как в телефонной будке угнетенный проклятыми буржуями, наш темнокожий брат, ничего не знавший о Наташе Ростовой, трахал гордую дочь "Северной пальмиры", в телефонной будке, не спросив даже имени. Подумалось - поддевает, девочка схватить цистит.

Пока суд да дело, вечером пришла коридорная, заявив, что с утра будут ломать ванную комнату. Нет, мы такого не потерпим, за столько тысяч километров прилетели в Питер, для того, чтобы ходить писать как у себя дома в Тбилиси, так там бесплатно, а тут! И взыграла буйна головушка и пошел я войной на дирекцию, да с таким напором, что мне дали другой номер, правда полу люкс, однокомнатный и с видом во двор. Обрадоваться бы дураку, так нет - кулаком об стол:
- Ни в чем половинчатом я в этой гостинице жить не буду, если сейчас же не остановят ремонт в моем люксе или не дадут такой же другой, я минуты в этой гостинице не останусь!
Тамара во время этой тирады даже выдохнуть не успела!  Выдохнула уже на улице, где рядом с нами стояли наши вещи.

Часть 2

Иногда даже двое суток, меняют поведение человека. Я уже был не тот Юра, который приехал два дня назад в Ленинград и остановив такси, скомандовал:
– Командир, в гостиницу Ленинград! По дороге, купив красивую коробку маленьких пирожных, мы вошли в холл центрального корпуса гостиницы.

Девочки на ресепшене пили кофе, впереди красовалась табличка «МЕСТ НЕТ!» Оставив Тамару в кафетерии, я подошёл к девчатам:
– А, можно, налить кофе и мне?
– Кафе напротив там и закажите себе.
– Девочки, такая ситуация: как раз там в кафетерии сидит моя жена, я как бы ненароком указал в сторону кафе. Проходя мимо вас, я обратил её внимание какие вы молодые и симпатичные, чего, конечно, делать не надо было. Когда пришли в кафетерий, жена сказала, мол, иди и проси красавиц кофе, а я посмотрю, как они тебя туфлей огреют - и тут же пояснил, что мы из Тбилиси и женщины наши очень ревнивы.
Тамара, конечно же, ни сном, ни духом о моем экспромте.
Девицы прыснули от смеха:

– А она нас не убьет?
– Что Вы, все удары кинжала, приму на себя!
Я раскрыл лежавшую до этого в "кустах" коробочку с пирожными и мы мирно попивали кофе с пирожными.
– Да, а вы все коренные Ленинградки?
– Да!
– Тогда скажите, кто заряжал орудие "Авроры" в тот знаменательный день?
На их лицах сладеньких были недоуменные улыбки.
– Мой дед, Якунин Куприян Степанович! О так Вы для Ленинграда — знаменитость!
– Конечно! И неужели в Ленинграде, колыбели Революции, в Гостинице с таким же именем, не найдется номер для внука такого деда, учитывая, что я в свадебном путешествии.
– А жена не разведется, что ты с нами заигрываешь?
Если бы они знали, как были они близки к истине, но в руках одной из них промелькнул деревянный бочонок:
– Такому внуку номер, конечно, найдется, но не обессудьте, однокомнатный двухместный номер в корпусе (не бейте меня питерцы, не помню А или В, но он был вдоль канала) - 5 этаж.
Скандал с Тамарой закончился не начавшись, так как в руках у меня были бланки для заполнения.

Номер был однокомнатный, входишь – тамбур, вешалка и санузел с ванной из тамбура дверь в комнату, с одной стороны вдоль стены две кровати и шнурки выключателей бра над головой. Окна закрыты, духота. Не успел я разобраться с вещами, Тамара, включив иллюминацию, уже «раскупорила номер», настежь. Через минуту, в воздухе носились «мессеры». Еще не успели закрыть окно, а я уже был покусан этой кровожадной армадой. Гоняя полотенцами комаров по номеру, мы естественно переругались, так как не Тамара была виновата, что впустила комаров, а я, что позволяю себя кусать. Слово за слово, темперамент взял верх, забрав ключи, хлопнув дверью – я ушел.

Думал пройтись по прохладе поглазеть, остудиться..., но мы предполагаем, а Бог располагает! Войдя в лифт, я нажал на первую кнопку и… попал в подвал, где был бар-ресторанчик, подумалось – еще лучше!
За столиками сидела группа бюргеров, отрывались по полной. В углу стояло пианино, и один из них лихо наяривал различные мелодии, а все остальные подвывали. В школе я изучал немецкий и набравшись наглости, сказал соседу, что mein Name ist Juri und ich lebe in Tiflis, Georgien. Эти "бюргеры" оказались восточными немцами и не плохо владевшие русским. Мы пили за победу, за Сталина, пели "Сулико" и ели шашлыки пили пиво. Было хорошо, сытно тепло и как-то по-свойски. Время летело незаметно. В 3 часа ночи бар закрывался и нас попросили. Немцы долго упрашивали меня идти с ними, но внутренний голос, напоминал о патриотизме и жене, но скорее всего внутренний голос был чужой, после пива, я видимо этого не понял.
Лифт не работал, и посчитав пять этажей, вставил ключ во вторую от лестницы дверь, свой номер - я же знаю, но открывать не пришлось, дверь была открыта. Предусмотрительная, оставила не запертой, что бы её не будил. Войдя в предбанник, закрыл защелку, не включая свет, разделся, подумал искупаться, но усталость давала о себе знать, не стал.

В комнате было довольно темно, окно закрыто и зашторено. На цыпочках пробираясь к своей кровати, что бы избежать разговоров про пьяную рожу, ****скую натуру, свинью, которая везде грязь найдет. Главное хотелось избежать объяснений где, с кем, а главное зачем, пил и шлялся, я на цыпочках подошел к «своей» кровати, но знакомый запах духов "Сигнатюр", которые жене недавно подарил, как бы говорили:
– Я здесь, давай все забудем, иди ко мне!
Вот и ладненько решил я. Лег и «задушевно», её обнял, за понимание. Но то, что произошло дальше, ни в какие ворота не лезло.

Пронзительный вопль, пощечина и Тамара, дернув шнурок, включила свет. Единственное из того, что было знакомым — запах духов, все остальное, как в знаменитом кинофильме Эльдара Рязанова, хоть и снят он был через три года.
Я, в своем номере, сижу на кровати, а вместо моей жены на двух кроватях лежат симпатичные блондинки и орут благим матом. Единственное, что я смог из себя выдавить:
- А где Тамара?
В дверь стали ломиться, смутно шевельнулась мысль, что это не только их кошмарный сон, но и мой, так как, мысли о дальнейших объяснений с Тамарой и возможных иезуитских последствиях. У меня начался, нервный, гомерический хохот.

Одна из девиц стремглав пробежала мимо меня — открыла дверь. Я все сидел в постели её подружки в одних трусах, хорошо, что не пошел купаться и их не снял. В комнату ворвались человек пять, было, впечатление, что они дежурили за дверью. В одно мгновение, я оказался лежащим на полу с заломленными за спину руками. Девицы оказались полячками, и теперь с любопытством разглядывали меня, кто-то в коридоре крикнул, что, наконец, поймали «супчика», хохотать перестал, и бешено соображал, какого это супчика они ловили. Пришла переводчица, выясняли ничего ли не пропало, включая честь Мелены, к которой я прилег, проверять не стали, ограничились их заверениями, что - не успел! Значит не вор, а маньяк, пробасил мент и сильнее прижал меня к полу. А как в номер пролез? Тут я еле выдавил из себя:
– Я не вор и не насильник, я здесь живу, а дверь была открыта! Переводчица поговорив с девицами объяснила, что я вру и тут не живу.
Тут воцарилась тишина и я, воспользовавшись неразберихой, стал объяснять:
– Если бы я пришел воровать, стал бы раздеваться до трусов? А если бы решил кого-то насиловать, то уж конечно не в номере гостиницы «Ленинград», дайте мне одежду и я покажу, что я живу в этой гостинице и вообще, где моя жена?
Пошарив в моих брюках, на свет извлекли бочонок с ключом:
– Вот, видите, я тут живу, а не вор!
– Голубчик, так вы тут не живете, это ключ от другого номера!
– Вот видите как все хорошо - я просто, ошибся этажом.
Мент криво улыбнулся:
– Осталось, сущая ерунда, подняться на этаж выше и выяснить муж вы вашей, как её там, Тамары, или нет.
Я, просто не представлял, как объяснить Тамаре, моё появление в постели полячек.
Запущенные ею комары были бы ярким свидетельством моего коварного, подлого плана изменщика и негодяя. Конечно дальнейший полет в меня всех тяжелых предметы, что попались бы под руку и требованием сейчас же отвезти её домой к отцу.
Тут я взмолился:
– Только не это, Я тут в свадебном путешествии и вечером поругался с женой, как я ей объясню постель с полячками? Она грузинка (ну мог же я немного приврать, так как жены была еще хуже — молоканка) и запросто меня зарежет из-за вашей недоверчивости. Полячки уже поняли, что я не вор и не шпион — просто чей-то муж и через переводчицу просили милиционера меня отпустить. С каким бы удовольствием я остался бы с ними, но только не поднимался бы на этаж выше.
– Оставьте меня, пожалуйста, здесь, я честный, попытался разжалобить я мужчину.
Одевайся, пошли наверх.
Одеваясь я предложил вести меня прямо в милицию и утром выяснить — ничего не помогло, повели наверх.
На лестнице, я взмолился
– Давайте так, я зайду в номер, и если в течение минуты — двух будет какой-нибудь шум, арестовывайте, ключи будут у вас и дверь будет не закрыта.
Вся кавалькада поднялась на пятый этаж. Тихо открыв дверь, я отдал ключ менту и вошёл в номер.
- Ну что явился? А я тут сиди и жди тебя! Зараза!
- Тихо, люди спят — только и сказал я - сейчас разденусь, умоюсь и приду.
Я тихо вышел, в коридор, все уже все поняли и у столика дежурной хихикали, полячки прижимали руки к груди, видимо, приглашали в гости вместе с женой, а может и без. Я взял ключи и попрощался.
Утром вся гостиница знала, что о "брачной ночи" грузина и полячки, но это уже было утром, и Тамаре я все рассказал раньше.

Часть 3

А тут – кина не будет!

Free counters!



подписаться доб в друзья
Tags: Ленинград, рассказы, свадебное путешествие
Subscribe

Posts from This Journal “рассказы” Tag

promo yurayakunin апрель 17, 2016 23:36 19
Buy for 20 tokens
ХОБЛ - Хроническая Обструктивная Болезнь Легких. К сожалению эта болезнь не лечится, единственное, чего можно добиться - пролонгации (продления) срока болезни и создание относительно комфортных условий жизни. Болеют от 5-6 лет, до ... верхний предел зависит к сожалению от наличия средств, так…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments