May 6th, 2015

Писатель года

Джибо.


Джибо - мой друг, который, как он сказал - прожил чужую жизнь

Был у меня сосед армянин по кличке Джибо. Настоящего имени его я не знал, так как и дома его все звали Джибо, хороший был человек, добрый, но... невезучий. Мы прекрасно дружили, хотя и были совершенно разными.
Джибо знал шесть языков: русский, грузинский, армянский, азербайджанский, курдский и как я потом узнал, все устно. Мне нравилось его непревзойденное чувство юмора, дружелюбие, открытость, готовность помочь, любовь к музыке и технике.

Collapse )



Мои рассказы подписаться доб в друзья доб в друзья
promo yurayakunin февраль 13, 11:59 3
Buy for 20 tokens
Я писатель, Юра Якунин. Написал книги – "Мои женщины", "Месть агента", "По морю памяти". Аудио рассказы публикуются на моем YouTube канале - https://youtube.com/channel/UCG_g8fM1fMzvd44EdH7skPg?sub_confirmation=1 Вышел новый ролик. Не пропустите! Рассказ:…
Писатель года

Юмореска. Привидение

Многие, слушая рассказы про привидения испытывают страх, а вот когда привидение является на самом деле, да еще с топором в руках и что-то говорит, то страх не просто панический, а на грани инфаркта.

Картинки по запросу зарубил топором


Сразу после окончания института мы — два обычных студента, я и Леня Коньков, уже ставшие инженерами, но пока без работы и зарплаты, однако уже с женами решили организовать себе хороший отдых с минимальными затратами.
Я часто бывал у дядьки в Ростове, где мы рыбачили на Дону, так что красоты реки видел воочию, поэтому предложил ехать отдыхать на Дон в палатках.
Случай этот приключился в самом начале нашего путешествия, когда четверка была полна энергии и лучших надежд на предстоящий отдых.
Как сегодня называются в Ростове улицы я не знаю, но проживал мой родственник на Энгельса, наискосок от "Интуриста". Дом еще царской постройки, чердак в советское время был приспособлен под коммуналку с соответствующей слышимостью и всеми остальными прелестями. У дядьки на этом чердаке была одна комната, площадью чуть больше чемодана и ночевать всей компанией в ней было естественно невозможно. Однако его соседи Володя и Валя, которых я знал по предыдущим приездам, уехали в отпуск на море. Они знали, что я приеду с друзьями и оставили ключи от своей комнаты, со своим скрипучим "полигоном", где мы могли спокойно в четверном расположиться на ночь. В комнате, кроме кровати, помещался еще стол, платяной шкаф и этажерка с книгами, телевизором и проигрывателем.
Целый день мы бродили по магазинам Ростова и закупали на месяц провизию: консервы, пакетики со всякими супами, какие-то крупы, сгущенку, сухари и бог весть, что еще, уже всего и не вспомнить. В результате получились два рюкзака, каждый весом килограмм по сорок.
Вечером, с гудящими от усталости ногами, расположились на "полигоне". Кровать и вправду была широкой, видимо, довоенный семейный проект. Видавшая виды кровать безбожно скрипела при любом движении. Слышимость в разделенном фиговыми перегородками чердаке была как в оперном театре, поэтому когда Валентина с Володей пытались на практике улучшить демографию страны, то обычно включали пластинки оперных арий и если они долго не звучали, соседи начинали волноваться... не заболели ли?
В прошлый мой приезд, соседка старуха Дуся, стрельнув у меня в коридоре сигарету, как бы в воздух сказала:
– Как я погляжу, и Володька и ты у Валентины одну арию слушаете. Я тоже Ленского слушаю, но у неё поет Козловский, а я люблю в исполнении Лемешева. Ясно, что в мужиках Валентина разбирается лучше, чем в опере.
Мы лежали, болтали, а когда выключили свет, то этот скрип стал напоминать о привидениях. Конечно, вчетвером на одной скрипящей кровати особенно не уснешь и мы с Леней стали рассказывать страшные истории, от которых наши девочки повизгивали от страха. Мы старались перещеголять друг друга, вспоминая всякие леденящие душу рассказы. Сначала в ход пошли рассказы По, Честертона, Даля. Ну и, конечно, всякий вымысел пострашнее и по кровавее. Девчонки уже от страха подвывали, а я и Леня все нагоняли и нагоняли страху. И когда уже все рассказы иссякли, то я начал импровизировать:
– Представьте, что мы лежим и вдруг дверь заскрипит и войдет в комнату настоящее привидение.
Все вжались в спинку кровати, уже начиная представлять эту ситуацию.
– Привидением будет женщина с распущенными волосами, в белой рубашке и в одной руке у неё будет свеча, а во второй ...
Жена взмолилась:
– Мамочка, Юра не надо, страшно, а вдруг правда сейчас привидение появится?
Тут я не на шутку разошелся:
– А во второй руке большой кухонный нож, которым привидение должно будет нас всех зарезать!
Наступила гробовая тишина, в которой явственно послышался скрип двери. Дверь медленно стала открываться, и из образовавшейся щели стал прибиваться свет свечи.
Все от страха застыли, у меня лично так пропал дар речи.
Дверь очень медленно, все открывалась и открывалась, пока, наконец, не появилась женщина в белом, с распущенными волосами, со свечой в одной руке и топором в другой!
В дрожащем свете племени свечи, оцепеневшие от нечеловеческого страха, мы смотрели друг на друга секунд 5-10, которые показались мне вечностью!
Все привел в движение вопль Марины, мгновенно спрятавшейся под одеяло. Привидение захлопнуло дверь, но через мгновение дверь снова открылась и привидение хриплым голосом спросило:
- Кто такие будете?
Пока я пытался избавиться от кома стоящего в горле, Леня "пропел":
– Мы не местные, мы гости... и стал, как ненормальный креститься.
Привидение приблизилось, освещая нас свечой:
– Юра, это ты?
От страха сердце остановилось.
– Ты что забыл про арии?
И тут я признал в привидении соседку, ту самую Дусю, любительницы оперы и арии Ленского, знатную кошатницу, которую, конечно с распущенными волосами и не признал.
Дуся щелкнула у двери выключателем. В свете лампочки топор сразу превратился в скалку, привидение в милейшую старушку в ночной рубашке с распушенными волосами.
Оказалось, так как мы пришли поздно, то Дуся нас просто не видела, а услышав звуки из соседской комнаты и зная, что они уехали на море, решила проверить. Ну и сердце было у этой Дуси, чуть нас четверых на тот свет не отправила.
Утром, когда мы завтракали на общей кухне, моя жена спросила у Дуси:
– А про какие арии вы говорили ночью?
Дуся глянула на меня и улыбнувшись сказала:
– Юра в кровати мне напомнил Германа. Я про "Пиковую даму".


Free counters!



Мои рассказы подписаться доб в друзья доб в друзья
Писатель года

Юмореска: Ностальгия.



Помнится, как же славно было при развале Союза. Какую, наполненную событиями, жизнь можно было себе устроить!
Скажем, сидишь дома и захотелось вдруг тебе пообщаться, как бы накоротке, кровушку разогнать себе и другим.
Элементарно, в ближайшем гастрономе встал в начале очереди, ткнул, скажем, пальцем в грудастую с фиолетовым носом в засаленном на всех выступающих местах халате, с амбре немытого женского тела особь и громко так, чтобы вся очередь за водкой слышала:

Collapse )





  подписаться на instagram.

подписаться доб в друзья