Юра Якунин (yurayakunin) wrote,
Юра Якунин
yurayakunin

Categories:

Почему российскую картошку нельзя считать российской

Будем покупать не еду, а калории
Потапенко — о потерях продовольственного рынка, о министре-монополисте и о том, почему российскую картошку нельзя считать российской




Российский продовольственный рынок сильно лихорадит. Роспотребнадзор азартно уничтожает всеми мыслимыми способами тысячи тонн санкционных продуктов. На этом фоне крупнейшие торговые сети предупреждают о неизбежном осеннем повышении цен на еду — мол, к этому их подталкивает дешевеющий изо дня в день рубль. ФАС со своей стороны не советует этого делать, подспудно угрожая торговцам новыми проверками. Население, как и минувшей осенью, нервно вздрагивает от неожиданных и резких подорожаний то риса, то гречки, то кофе. Происходящие на рынке события мы попросили прокомментировать специалиста — известного ритейлера, основателя и управляющего партнера Management Development Group Дмитрия Потапенко.

— Дмитрий Валерьевич, рейтинговое агентство Moody’s в опубликованном на этой неделе докладе делает вывод, что импортозамещение в России за год провалилось во всех секторах, и только в пищевой промышленности есть некоторые успехи. Вы с этим согласны?

— Я не могу не согласиться с выводами Moody’s, но они мне представляются преждевременными: слишком мало времени прошло. Все зависит от того, что подразумевать под «успехами». Рост сельского хозяйства, потерявшего 35–40% импорта, составил за год процента четыре. Можно ли считать такой рост успехом? Сомневаюсь. Что касается продовольственного импортозамещения: понятно, когда в бизнесе освобождается площадка, на ней начинается некая суета. В качестве иллюстрации приведу «Ашан». Раньше я, как любитель сыра, шел туда и набирал несколько сортов для сырной тарелки. Там был эдакий «сырный остров» с богатым выбором, за ним следило несколько сотрудников. Сейчас от всего этого изобилия остался закуток, где сыров лежит от силы десяток. Еще вопрос — сыры ли это? Нет у нас в России технологии твердых сыров, и не будет никогда — это я вам как специалист говорю.

— А что, производить качественный сыр — для нас непосильная задача?

— Проблема в том, что мы боимся признаться в неумении что-то производить и поэтому чувствуем свою ущербность. Но надо уметь производить не так уж много, чтобы в международном разделении труда занимать свою нишу. Надо уметь концентрироваться на узких отраслях, в которых мы чего-то достигли, и активно их развивать, чтобы всегда иметь рынок сбыта. Это должны быть отрасли не столько технологичные, сколько с высокой долей добавленной стоимости, долей труда. Когда мы просто гоним газ с нефтью, доли труда там не очень много. Вообще, говорить об импортозамещении изначально было глупо — нельзя заместить бурдой, которую мы называем «коньяк», тот реальный коньяк, что производится во Франции. Да и не нужно.

— Как вы относитесь к мерам по уничтожению подсанкционной еды?

— Это хорошая дымовая завеса, скрывающая реальные проблемы отрасли. Одна из них — монополизация рынка агрохолдингом бывшего кубанского губернатора и нынешнего главы Минсельхоза господина Ткачева, скупившего полмиллиона гектаров российских земель. Так что уничтожение еды — своего рода сакральная жертва. Я просматриваю зарубежную прессу, которая недоумевает по поводу изъятия в каком-то российском сельпо трех венгерских уток и ужасается, что их раздавили трактором.

— Тем не менее насколько с момента введения санкций и ответного эмбарго изменился российский продовольственный рынок?

— Рынок не изменился принципиально — в том плане, что на нем не возникло дефицита. Но выбор и ассортимент теперь совсем другой. Потерю продовольственным рынком около 40% импорта не заместить никаким местным производителем. Сейчас импорт в основном идет из Сербии, Беларуси, Казахстана и прочих стран, которые принято называть «братскими». Но в экономике нет ни братьев, ни сестер, а есть экономически выгодные или невыгодные партнеры. В этом смысле ключевой фактор, влияющий в настоящее время на импорт продовольствия, — слабый рубль.
Мы не видим на своих столах нормальной еды не потому, что наши органы успешно уничтожают ее. Как это произошло с 50 утятами на границе с Украиной, которых варварски умертвили и сожгли. Неужели нельзя было выгнать этих утят на территорию Украины? Что за слепое, тупое следование закону? И, как следствие, сейчас люди вынуждены, я бы сказал, потреблять калории, поскольку у них попросту нет денег и возможности покупать нормальную еду.

— Появилась информация о подорожании в ближайшее время продуктов в среднем на 7–10%. Поставщики уведомили ритейлеров о росте отпускных цен. Это повышение неизбежно?

— Безусловно. Судите сами: сейчас с территории Российской Федерации изгоняется импорт. Это происходит из-за слабого рубля. Но ситуация осложняется еще и тем, что у нас весь товар, по сути, квазиимпортный. Посевной материал для картофеля — голландский. Гербициды — польские. Трактора Top Gear и запчасти к ним — американские. Кроме того, цену на бензин непременно повысят наши «естественные монополии». Эти вертикально-интегрированные холдинги подмяли под себя весь рынок, полностью его монополизировали. 5 мая 2014 года я написал статью под заголовком «К концу следующего года россияне обеднеют на 40%», она есть в открытом доступе. Тогда еще не было масштабного разворота по украинским событиям, не было контрсанкций, которые душат наш народ. Экономика — наука математическая, основанная на цифрах, на точности. Поэтому в ближайшие 5–7 лет, если нынешняя мобилизационная политика в стране сохранится, ничего хорошего ни на потребительском рынке, ни в экономике в целом нас не ждет.

— То есть продукты и дальше будут дорожать?

— Будут, никуда не денутся. Нет никакого потолка, никакого сдерживающего фактора. Производителям и торговым сетям надо зарабатывать, а людям — каждый день питаться.

— Но с другой стороны, покупательная способность граждан снижается, спрос падает. Получается, что и цены повышать не особо выгодно.

— Да, это так. Люди, повторю, будут покупать калории. А производителям и ритейлерам, которые у нас пока еще частные компании, придется уменьшать объемы упаковок, менять рецептуру в сторону упрощения и прибегать к другим подобным приемам. Чтобы сохранять уровень продаж.

источник

Tags: импортозамещение
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo yurayakunin 11:00, tuesday 12
Buy for 20 tokens
Сегодня, когда коронавирус победоносно шествует по миру, собирая свою трагическую жатву, хочется просто кричать – Спасение "утопающих" дело рук самих утопающих! Пишу этот пост, так как несколько дней назад умер от COVID-19 одноклассник – Алик Айвазов. Я больной ХОБЛ, по…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment