Юра Якунин (yurayakunin) wrote,
Юра Якунин
yurayakunin

Психиатр, похожая на Фаину Раневскую. (Юмористический рассказ)

В период между 2008 и 2012 годами у меня были большие проблемы с приступами удушья. И что самое главное, эти приступы начинались не тогда когда были какие-то физические нагрузки, а обычно начинались ночью, часов где-то в 3-4 утра, днем же я себя чувствовал вполне нормально. Приступы были столь сильными, что домашними средствами купировать его было невозможно, только когда приезжала скорая и вгоняла в вену две ампулы дексаметазона и какое-нибудь сильное снотворное, я потихоньку успокаивался и засыпал. Я не буду описывать, какое это жуткое состояние приступ удушья, но когда скорая уезжала было полное ощущение, что меня, в очередной раз, вынули из петли. Привыкнуть можно к боли или возможно еще чему-то не характерному для нормального состояния, но привыкнуть к удушью, вызванному нехваткой кислорода, невозможно, врачи это знают. Приступы были почти каждую ночь, и скорая ездила ко мне так же почти ежедневно, благо больница, откуда они ехали в 500 метрах от дома.

QIP Shot - Image: 2015-09-06 12:19:21


Конечно, то, что скорая всегда приезжала и быстро, это хорошо, но больше всего хотелось как-то избавиться от самих приступов, поэтому мы постоянно были в поисках врача пульмонолога, который бы смог определить причину этого явления. Каждый врач с энтузиазмом начинал меня обследовать, заявляя, что через неделю я буду, как огурчик, но потом сдавался, обычно говоря, что он бессилен и может быть мне поможет другой врач и кого-то советовали. Так я познакомился почти со всеми пульмонологами и не только ими в городе. В конце концов, мне повезло, и я наткнулся на Георгия Масветашвили, к сожалению ушедшего из жизни, так как был сердечник со встроенным искусственным клапаном. Это был не только прекрасный врач старой школы, но и человек с великолепным чувством юмора. Он меня спас, избавил от приступов буквально за месяц. Метод, правда, был варварский в духе развитого социализма, зато без побочных явлений. Ну а наше общение доставляла, думаю, обоюдное удовольствие.
Почему я все это написал, а потому, что бы вы могли понять, как очередной сдавшийся пульмонолог посылал меня к врачам иногда совершенно неожиданных профессий.
Избежал я разве что гинекологов и проктологов, а вот психологов, которые совмещали свои знания в области психологии с профессией психиатра в сумасшедшем доме, избежать не удалось.
Как-то, очередной легочный эскулап, из отделения пульмонологии республиканской больницы отказавшись меня лечить, решил, что это у меня не столько легкие, сколько что-то вроде наваждения и стоило бы мне поговорить с психологом. И есть у него на примете великолепный психолог, женщина, правда работает в психбольнице психиатром. Получив координаты Мери Ивановны Кронштейн-Врачава, договорились, что вечером пульмонолог ей позвонит и объяснит ситуацию.

На следующий день, я с женой отправился на прием к психологу в психиатрическую клинику.



Жена осталась сидеть в коридоре, а я вошел в кабинет с простой надписью "Псих-ор М.Врачава"
В кабинете сидит женщина далеко за 50, внешне напоминающая Раневскую, с дымящейся сигаретой в левой руке, указательным пальцем правой руки "Раневская" тычет в клавиатуру, после чего прищурившись от мешающего дыма, смотрит на экран – что получилось.
– Можно?
– Раз уж зашли, присаживайтесь – не глядя, указала сигаретой на стул «Раневская» – я допечатаю, а вы рассказывайте.
– Ничего, я подожду.
«Раневская» перевела прищуренный глаз с экрана на меня
– Деточка, я печатаю пальцем, а не ухом, так что рассказывайте про свои проблемы и не стесняйтесь.
Тут я напрочь забыл имя пульмонолога, её знакомого, но уверенный что он ей звонил начал.
– Мери Ивановна, мой пульмонолог, что вчера вам звонил, заявил, что я не его больной и направил к вам. У меня проблемы с легкими и он сказал, что возможно вы разберетесь.
– Он, это кто?
– Ну, врач пульмонолог, я забыл, как его зовут, он обещал вам вечером позвонить.
– Теперь ясно. Он - это врач пульмонолог, который сказал, что вы не его больной, а мой, правильно я поняла? – тыча пальцем в клавиатуру, растягивая слова, пропела «Раневская». – Положим.
Немного растерянно произнес я.
– Никуда ничего класть не надо, я тут именно для того, чтобы определить, что вместо легких у вас болит, а главное - почему.
– Может, я лучше я все же подожду, пока вы допечатаете?
– Деточка, я лучше знаю, что лучше. С вами тут с ума сойдешь, вы какой-то нервный, успокойтесь, вздохните глубоко и посчитайте до 10, только спокойно и внятно.
«Раневская» достала из бокового кармана резиновый молоточек и положила на стол.
– Начинайте считать.
– Что считать?
– Деточка, я что-то сказала непонятное? Считайте, если хотите, считайте слонов только, вслух и отчетливо.
– Какой я вам деточка? Очки оденьте!
– А вот хамить не надо, стальным голосом произнесла «Раневская» вынимая из недр все того же бокового кармана толстые очки в черной оправе. Я экран лучше вижу без очков, а вот на вас сейчас взгляну в очках.
Надев очки, «Раневская» внимательно стала меня разглядывать, потом поправив прическу, провела указательным и большим пальцем по уголкам губ.
– Положим не деточка и что это вам дает право хамить? Говорите у вас больные легкие? Я бы должна вас выставить за дверь, только вы ведь опасны для общества. Где ваши родственники? Вы же знаете, что ко мне на прием должны прийти с кем то из близких.
– У меня жена в коридоре.
«Раневская» нажала кнопку и в кабинет вошел мужчина в халате.
– Там, в коридоре, сидит жена этого мужчины, пусть зайдет.
В кабинет вошла Лика.
– Дорогуша, уточните, пожалуйста, где вы лечились и какой у мужа диагноз? – но увидев в Руках у жены папку с документами – хотя дайте сюда анкету.
Лика молча, протянула папку с графиками верхнего дыхания, рентгеновскими снимками легких, анализами крови и другими бумагами.
«Раневсая» долго изучала графики верхнего дыхания и взяв в руки рентгеновский снимок, недоуменно произнесла:
– Что вы мне дали? Я просила вас дать его анкету, а вы мне даете какие-то рентгеновские снимки. Вы что, тоже «легочница», ну и семейка!
Тут до меня дошло, что никто «Раневской» не звонил и естественно когда к ней приходят пациенты с больными легкими, геморроем или желанием петь в Ла Скала, то это естественно, не естественно когда сюда приходит кто-то, заявляя, что у него шизофрения или паранойя.
– Ликуша, как зовут врача, который нас сюда прислал?
– Вано Чичуа, а что?
Тут «Раневская» побагровела.
– Вано, это пульмонолог из республиканской?
– А вы думали кто, псих из вашей больницы? Я же вам говорил, что у меня больные легкие и меня прислал ваш знакомый пульмонолог как не к психиатру, а как к психологу, а вы мне - деточка, считайте слонов, вслух и четко. У вас дома все слонов считают?
– Знаете что, во всем виноваты вы сами, у вас видимо болезнь Альцгеймера, вот вы и забыли имя и фамилию пульмонолога. Давайте я вас молоточком простучу.
– Спасибо, как-нибудь в следующий раз. Вам никто не говорил, что вы похожи на Раневскую?
– Да, пациенты частенько говорят, вы тоже подметили?
– Лика пойдем, а то, чувствую – повяжут меня, в конце концов.
Мы забрали документы, я поинтересовался должен ли я что-то за прием и получив отрицательный ответ – благополучно покинули психбольницу 



А вы были когда-нибудь на приеме психиатра в психушке?

Да
14(42.4%)
Нет
19(57.6%)

Tags: рассказы
Subscribe

Posts from This Journal “рассказы” Tag

promo yurayakunin декабрь 19, 2016 10:00 45
Buy for 20 tokens
Категория: измена, инцест, группа Мы с женой жили в трёхкомнатной квартире тёщи, Ольги Николаевны. Ольге было всего тридцать семь лет и выглядела она просто супер: ножки хоть и не от ушей, но длинные, притягивающие мужские взгляды; упругая попка; в меру широкие бёдра; тонкая талия; красивая…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 50 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →