Юра Якунин (yurayakunin) wrote,
Юра Якунин
yurayakunin

По морю моей памяти - 4часть

Друзья


Что может быть лучше, шамаром скатившись по лестнице, отбросив все условности, обязанности и назидательную опеку взрослых, оказаться на улице, среди таких же как ты, таких одинаковых, и таких разных. Фантазия сбившейся в стаю, детской ватаги, иногда приобретает такие причудливые очертания, какие одному ребенку и не вообразить!

Нас было пятеро, друзей-одногодок. Грузин, армянин, украинец и двое русских, но кто это замечал, кого это вообще волновало, какая нам было разница, кто есть кто.
Борис жил с мамой, крупный, на голову выше нас, рассудительный, мама работала и не боялась оставлять его одного дома, медлительный и немного высокомерный, папа - кандидат наук живет в Москве, правда - с другой семьей.
Юра, "задавленный" тяжестью пианино и скрипки, больше всего ненавидевший тиканье метронома, вырывавшийся на улицу, с такой очертелостью, как будто это - в последний раз. Папа, военный музыкант, тромбонист, звавший Юру домой, на скрипично-фортепиянную "Голгофу", зычными звуками горна. Мама, маленькая, голубоглазая, пухленькая, с формами 90х60х90, симпатичная кошечка-медсестра, к которой, по любому поводу, с удовольствием обращался за помощью любой представитель сильной половины населения дома, а уж она умела "помочь" как никто.



Авто – добродушный, хитроватый, отчаянно-озорной сын грузинского народа в "сырочке" с короткими рукавами и в "чинетских" кедах. Отец, тоже военный музыкант – труба маршевая, но, какие это были разные папы, как трубы на которых они не только играли, но и были похожи. Мать, худая, высокая мегрелка, сущий чёрт в юбке, которая носилась за проказником сыном, по двору, со шваброй, крича на грузинском такое,(на русский это перевести не смею, но за такое её в любой бы стране, тут же лишили бы родительских прав), мгновенно сменявшая гнев на милость, когда получала заверения, что подобное, не повторится.
Рано ушедший (инфаркт в 40 лет) Гагик, гордый, умный, даже талантливый, эдакий армянский Кулибин. Единственный, из моего детства, перед кем я, за ум, "снимал шляпу", считая себя отнюдь не дураком. Его темперамент, частенько - бежал впереди телеги, безрассудный в своих поступках он так и не расскрыл своего потенциала, растратив свою жизнь по мелочам.
И я – независимый, как кот, живой как ртуть, заводила и выдумщик, вечно носившийся с какими-то идеями и шкодами, любивший улицу до самозабвения и забывавший на ней обо всем.

Не буду забивать голову терпеливому читателю о дворовом времяпровождении, о лапте, казаках-разбойниках, о дерганье девочек за косы, о хождениях по двору с громадными сырными бутербродами и с видом мессии, давая каждому из дружбанов откусить от него. Все это было в той или тной степени у многих, расскажу о том, что было не у всех и сыграло не малую роль, в дальнейшей моей жизни из которой и выковывался мой сегодняшний характер.

Шалость, это невинная действо, до тех пор, пока не задевает нервную систему окружающих и не выводит её из состояния равновесия. А мои с Авто шалости, могли вывести из себя, кого угодно. Те наши проделки, конечно были возможны лишь в нашем коммунальном доме, но конечно же и выдумке, да же сейчас отказать сложно.
Опишу некоторые, часто они носили "кодовые" названия и периодически повторялись, чем выводили жильцов не только из равновесия, но доводили и до милиции.
Например – "узелки". Название этого безобразия конечно безобидное, только последствия для некоторых были серьезные. Как я писал выше, дом был коридорной системы с комнатами налево и направо по коридору, двери в комнатах открывались вовнутрь, так вот, договорившись, мы в обговоренное время, как можно раньше, выскальзывали из дома (предлог был элементарный - шли в туалет), поднимались на последний этаж, припасенной заранее толстой бельевой веревкой, связывали за ручки, расположенные напротив друг дружки двери, связав все, моментально бежали назад по домам. Можно представить возмущенные крики, жильцов, когда они не могли выйти из комнат, что бы умыться, приготовить завтрак, не говоря о том, что надо было идти на работу. И не из одной квартиры, а всех 15-и (последняя связывалась с туалетной дверью). После долгих, ругательств, хором и по одиночке, и угроз и упрашиваний – выпустить и квартир, приходилось взывать о помощи, ниже живущих соседей, через окна и балконы, наперебой объясняя идиотизм ситуации. Соседи что были ниже, конечно, даже и представить не могли, причину "коллективного помешательства" всего верхнего этажа. Одни давали совет - не идти на работу, другие, месмерически хохотали, видя комичность ситуации. Конечно, нам доставалось, мне – больше. Конечно не всем сестрам доставалось по серьге, если Авто, никогда, ни при каких обстоятельствах, ни в чем не признавался, то я, привыкший говорить правду и знавший, что за всё надо держать ответ – сознавался и стоически переносил наказания, которые не отличались в таких случаях гуманностью.
Таких проказ было не мало:
"Рыбалка", когда сидя на сараях, мы соревновались, кто больше поймает на удочку кур, бегавших по двору. Ловили подсечкой на большой крючок, когда они клевали приманку-зерно.
"Рокировка" - когда меняли кастрюли с готовившимся обедом на соседскую с... другого этажа, последствия были совершенно непредсказуемые, от хохота и слез, до .. рукопашных.
Ну и по мелочам, заливали водой коробки спичек, или подливали в умывальники... керосин.

Как говорится - капля камень точит, и когда мы, наловив штук 10 кошек и привязав к их хвостам изрешеченные консервные банки с дымовушками внутри, запустили в коридор и те, обезумев от грохота банок и едкого, густого дыма, носились, как угорелые, с душераздирающими воплями, сшибая все, что попадалось на пути, царапая не успевших увернуться, оцепеневших от страха домохозяек - терпенье лопнуло!
На экстренном собрании жильцов с представителем доблестной районной милиции, лишив слова "защиту" за попустительство и неудовлетворительную воспитательную работу, постановили отправить не управленцев в ИНТЕРНАТ!!! И отправили! Авто в грузинский, размещавшийся за забором двора, теперь это Иняз, а меня, в русский, 4-ю шлолу-интернат, в последствии, физ-мат школа им. Комарова.


По морю моей памяти 1часть - Перед тем, как начну
По морю моей памяти 2часть - Семья
По морю моей памяти 3часть - Улица и дом моего детства
По морю моей памяти 4часть - Друзья
По морю моей памяти 5часть - Интернат
По морю моей памяти 6-1часть - Школа
По морю моей памяти 6-2часть - Школа
По морю моей памяти 7часть - Мои университеты
По морю моей памяти 8часть - Военка, или мат с продолжением
По морю моей памяти 9-1часть - Военные, Сборы
По морю моей памяти 9-2часть - Военные, Сборы


Я инвалид, помогите издать книгу WM: R406100370118, Z228282210773.




Подписаться на уведомления
add-friendдобавить в друзья
Мои Рассказы, юморески, миниатюры.
Tags: #По морю моей памяти, рассказы
Subscribe
promo yurayakunin december 19, 2016 10:00 45
Buy for 20 tokens
Категория: измена, инцест, группа Мы с женой жили в трёхкомнатной квартире тёщи, Ольги Николаевны. Ольге было всего тридцать семь лет и выглядела она просто супер: ножки хоть и не от ушей, но длинные, притягивающие мужские взгляды; упругая попка; в меру широкие бёдра; тонкая талия; красивая…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 43 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →