Юра Якунин (yurayakunin) wrote,
Юра Якунин
yurayakunin

Маныч

В Ростове, на Энгельса, наискосок от Интуриста, жила сестра моей бабушки Рахиль и её сын Израиль Моисеевич Блейхер, по понятиям тбилисского Хесэда (есть у меня рассказ – « Ну нет у меня справки от Моисея») – неизвестной национальности. Жили они в доме дореволюционной постройки в чердачном пространстве, переделанном под коммуналку.
Изя часто приезжал к нам в Тбилиси. Я любил этого, немного неудачника, но добрейшего человека, умевшего мгновенно начать разговор с любым находившимся рядом человеком. Он поражал меня одной своей чертой, видимо уже ставшей комплексом евреев неудачников, которые не могли спрятаться за фамилию «Сидоров», или не умеющих выговаривать кукуруза, они, когда заходила речь о национальности, говорили не еврей, а жид. Изя, находясь в Тбилиси, общаясь с людьми, тоже частенько говорил, что он жид, чем ошарашивал собеседников. В Грузии вообще слово жид не употребляется ни сейчас, ни раньше, у грузин антисемитизм как таковой - отсутствует. Изя же удивлялся тому, что народ после слова жид переспрашивали, мол, вы еврей? И за то, что в Грузии он себя чувствовал не жидом, а евреем, он Грузию не просто любил – обожал!



Я также приезжал к ним в гости. Они жили в десятиметровой каморке. Там помещались две кровати, стол, шкаф и тумбочка, больше из мебели ничего не было, поэтому спать я ходил к их соседям, прекраснейшим людям, супругам Вале и Володе, которые с бабушкой Рахиль и Изей, жили как одна семья. У бабушки Рахиль была астма, и она её очень мучила. Изя работал на турбазе, был как ртуть и своим для всех.
Однажды, к сожалению, это жизнь, мы в Тбилиси, получили телеграмму, что бабушка скончалась, я срочно вылетел в Ростов. В каком-то кинофильме, я видел как при похоронах, гроб заносили к соседям, что бы развернуть, так вот, когда хоронили Рахиль, то, так как на их верхотуру вела винтовая лестница, по которой гроб, конечно, спустить было нельзя, то и его выносили на парадную лестницу именно через квартиру соседей, живших этажом ниже.
Кладбище, на котором хоронили бабушку, меня, поразило. В отличие от Тбилиси, где на кладбищах, обычно семейные могилы, на 3-6 человек с беседками деревьями и столиками для поминания. В Ростове было кладбище с могилами ровно такого размера, какое занимает гроб, наверное, были и другого типа кладбища, но я видел только то, разбитое на кварталы и ряды могил метра на два метра, без какой либо растительности и оград.
Время было летнее, и что бы сгладить тягостное чувство пребывания в Ростове, а я приехал на 10 дней, Изя решил меня свозить порыбачить на Маныч.
Слева: Володя, Изя, Мишина жена, Валя, Я, Миша
Там же в Ростове, у Изи был двоюродный брат Миша, который жил с семьей в районе - Нахичевань в собственном домике. Миша был заядлый рыбак, он с дружками на выходные частенько выезжали на моторках рыбачить. В очередную рыбалку, мы договорились присоединиться. Собралось человек 10 на трех моторках. Миша с друзьями выехали часа на 3-4 раньше нас, так как мы задержались у Изи на турбазе и выехали вечером.
 Я до этого никогда не ездил по реке на моторке, это была какая-то сказка! Широченный, после Куры, Дон со сказочно зелеными берегами, на которых, то были чьи-то домики, то палатки туристов с кострами и звуками гитары этой неожиданной для меня красотой. В опасной близости сновали кораблики. И ни одной горы до горизонта, я был впечатлен этой неожиданной для моих глаз красотой! А когда вдруг на закате, когда громадное красное солнце, стало садиться в Дон, открылась такая завораживающая картина, что я просто обомлел!  Нескончаемые  косяки птиц, перелетая с полей на место ночевки, плавно и грациозно пересекали этот громадный красный шар солнца. И, конечно завершающим аккордом был сам закат солнца - прямо в воды Дона. Вы не представляете, какая это была ошеломляющая красота, для меня, увидевшего всю эту экзотику впервые.
      Я не относился, ни к рыбакам, ни к охотникам и ехал скорее как турист. Но готовится, пришлось как заядлому рыбаку – по полной. В районе Маныча, был рыб-совхоз и как прикорму для рыб, разводили «мичуринских» комаров, которые атаковали даже через одежду.  У Изи была мазь, представлявшая из себя какую-то адскую смесь, комары её чурались как черт ладана, главное, ею надо было промазать все открытые места.
        На место встречи, мы прибыли затемно, поиски Миши с друзьями ничего не дали, решили заночевать и поискать их уже утром. Пристали к берегу, привязали моторку, разложились, поели и намазались, вонючей и неприятной мазью, но столь спасительной, что комаров - как и не бывало. Легли на куче веток, поболтали и… заснули.
    Проснувшись утром, первое, что почувствовал – голова звенит как Большой колокол на колокольне, а ниже горизонта – ничего не видно, так как взгляд упирается в распухшую, до безобразия, верхнюю губу. Видимо, смазывая лицо – губу пропустил. Губа тупо болела, Изя смеялся, я – пытался. Выпили чаю из термоса, заели печеньем и поехали на розыски Михаила & K°.
То, что не смогли найти в темноте, утром нашлось сразу. Лодки были у берега, люди на берегу. Все были мертвецки пьяны. Те кто спал, были счастливее, так как те, кто уже проснулся - мучились с похмелья. Из целого ящика водки осталось полными  5 бутылок. Оправдывались, что нашу долю никто не тронул и быстро сообразили, подобие сабантуя из оставшихся кильки в томатном соусе и куске сала без хлеба, забытого в Ростове. Я не пьющий, Изе, нужно было показать мне рыбалку, поэтому он ограничился четвертью стакана и не кошерным кусочком сала, зажмурился и крякнул так, что спящие зашевелились. Было ясно, что остальными бутылками опохмелятся, побалагурят часок другой и отправятся домой, купят на причале рыбы и вернутся домой с уловом.
     Нас такая перспектива не устраивала, мы поехали рыбачить. Никаких снастей кроме удочек у нас не было, из нас двоих рыбаком считался Изя и то потому, что с Михаилом и его компанией ездил пару раз на подобные попойки-рыбалки
Остановились мы метров в 20 от берега, закинули удочки, я на корме, Изя на носу и стали рыбачить. Мимо проплыла лодка с двумя рыбаками и с какой-то штуковиной, которой они шлепали о воду, и она издавала громкий хлюпающий звук. Изя сказал, что это манок на сома, но думаю что именно из-за их манка, в округе рыбы не стало. Мы переместились подальше и… началось!
Я, только забросил удочку, как удилище изогнулось. По рукам пробежала, дрожь радости и удивления, так сразу, забросить и … мне показалось, что поймал того самого сома, которого заманивали рыбаки, крикнул Изе, что бы готовил сачок дернул удилище изо всех сил. Из воды пулей вылетел 5-ти сантиметровый бычок, тот самый который в томатном соусе в греческом зале у Райкина. Эта шмакадявка, так старается уплыть, когда попадается на крючок, что создается впечатление большой рыбы. У Изи клевала шемая.  Кажется, я попал в гнездо бычков, потому, что за часа два, я поймал, как потом оказалось, 62 штуки на удочку. Больше ничего я не поймал. Мы так увлеклись рыбалкой, что не заметили, что на нас плывет теплоход и так истошно гудел, что мы все же поняли, что что-то не так, когда обернулись, то ахнули, между нами было метров 30, грести уже было бесполезно, да и куда именно грести? Мы затаив дыхание, ждали что будет. Я, конечно, мог прыгнуть в воду и уплыть, но Изя, он был уже стар и плавал чуть лучше топора, поэтому я остался в лодке и ждал, если, что буду спасать. Судно прошло в такой близости, что носовая волна, просто вышвырнула нас с пути, отделались испугом и матюгами на идиш. Рыбачить расхотелось, поехали собираться. На берегу, Изя достал заначку коньяку и мы – расслабились.
- Вечером пойду к Альбине! - сказал Изя, надо сбросить напряжение. Я однажды был в гостях у Альбины, и семейный треугольник Изя, Альбина и ей муж, существовавший уже пару десятков лет, меня, в то время, когда до моих измен было ой как далеко, немного коробил, но чужая душа – потемки и я воспринимал эту ситуацию – как данность.
 Собравшись, мы отчалили домой. По приезде выяснилось, что дядя Миша рыбак намного удачнее нас, так как его «улов» был не только увесистее нашего, но и включал в себя и запрещенную к лову стерлядь. Моих бычков пожарили и…отдали дворовому псу, жаль, так как это был первый и последний мой улов.
На фотографии как раз и запечатлен момент после рыбалки:
Слева на право: Володя, Изя, Мишина жена, Валя, Я(ставлю рожки Вале, хотя рога на самом деле были у Володи), Миша - 1975 год.

Хоть это и были дни, связанные с трауром, но дядя Изя сделал все, что бы я запомнил это посещение Ростова не только как печальное время. Красота Дона и его берегов, врезалась в мою память настолько, что на следующий год, я с женой и мой дружок Леня, то же с женой решили провести отпуск в палатках на Дону (остров Алитуб).
        Думаю, это тема следующего рассказа, так как больше такого дикого, со множеством приключений и нервозов, отпуск  - мне проводить не пришлось!


Tags: рассказы
Subscribe

Posts from This Journal “рассказы” Tag

promo yurayakunin january 25, 2014 12:28 64
Buy for 20 tokens
Хочу всем сказать, что это не политика, а сарказм. Обычный сарказм на пиар, при при посещении умершего тренера-отца - Анатолия Рахлина. Обычно на похороны ( https://www.youtube.com/watch?v=IHPCNq-cE4M), тем более к тренеру-отцу ходят не в клуб, а на кладбище и не пиарятся прохаживаясь по…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 45 comments