Юра Якунин (yurayakunin) wrote,
Юра Якунин
yurayakunin

Category:

С любимым учителем (+18)



Автор: VERA +18

Картинки по запросу фильм малавита

Я курила в своей обычной нычке — за гаражами неподалёку от школы — когда из-за исписанной зелёной стены неожиданно вышел Сергей Александрович. Я совершенно не слышала его шагов.

Сергей Александрович — это наш математик. Он — один из самых молодых учителей в школе. Ему 26 лет, он высокий, полный, с длинными русыми волосами, собранными в «хвост». Однажды, правда, я видела его с распущенным хаером. Он шёл к метро — в своей обычной косухе, в футболке с какой-то метал-группой, с длинной цепью на джинсах сбоку и в тяжёлых ботинках. Длинные волосы развевались на ветру. Он меня не видел — я почему-то жутко застеснялась и спряталась за дерево. Интересно, куда он направлялся в таком виде? Наверное, на какую-нибудь необыкновенно интересную тусовку или концерт... Проводив Сергея Александровича взглядом, я переместилась на скамейку и стала в очередной раз думать об учителе, пыталась представить себе его жизнь...

А почему я так часто думала о нашем математике? Наверное, вы уже догадались. Да — он очень мне нравился! Уже два года, с седьмого класса. Именно тогда он пришёл работать в нашу школу. Никто не знал о моей тайне, даже верные подруги, потому что, наверное, даже они стали бы смеяться над моими чувствами. Для них Сергей Александрович — «старый». Что они вообще понимают?

Серёженька — как я мысленно называла учителя — был для меня самым настоящим идеалом мужчины. Сильный характер — это очень хорошо чувствовалось, уверенность в себе, ум, чувство юмора, доброта... Но сначала он, конечно, понравился мне внешне. Я внутренне ахнула, когда этот большой человек с лучистыми карими глазами вошёл в кабинет математики. «Красивый, — подумала я тогда. — А ещё почему-то с первого взгляда внушает доверие».

Я тогда очень изменилась. До 7-го класса я была очень скромной, самой настоящей тихоней, а тут меня словно прорвало. Правда, «отрывалась» я только на уроках математики, по которой, кстати, стала учиться лучше — Сергей Александрович был Математиком с большой буквы. Учитель с усмешкой прощал мне все мои выходки — неужели догадывался?... Или просто по доброте душевной? На математике у нас многие «оттаивали» — понимали, что Сергей Александрович не будет никого строго наказывать. Однако никто не позволял себе лишнего — все уважали и никто не хотел расстраивать доброго и весёлого учителя (и, кстати, нашего классного руководителя с прошлого года).

Я постоянно мечтала о Сергее Александровиче и пыталась вообразить себе, как и чем он живёт (коротких рассказов в перерыве между задачками мне явно не хватало). Иногда я за ним даже следила. И вот мы неожиданно оказываемся наедине — моя мечта — но при каких обстоятельствах?!

— Так-так-так, Диночка. Курим, значит? — учитель взглянул на меня поверх очков. Взгляд у него не был суровым, но мне от страха казалось, что Сергей Александрович готов меня порвать. — Признаюсь, очень удивлён.

— Я... совсем недавно... я брошу! — засуетилась я и машинально швырнула бычок на землю.

Учитель улыбнулся.

— Надеюсь, это была последняя. Пойдём со мной! — сделав шаг, он неожиданно взял меня за руку.

В другой момент я, наверное, растаяла бы от счастья, но сейчас я всё ещё была напугана и потому не сразу осознала, что мои мечты начинают сбываться.

— А где Таня и Оля? — спросил Сергей Александрович о моих подругах.

— На факультативе... А у меня — в понедельник...

Дело было в пятницу.

— Они, наверное, тоже курят? — хитро прищурился учитель. — А знаешь, я за тобой следил. Увидел, что ты пошла за гаражи... Удивился, двинул за тобой и — на тебе... Признавайся, зачем начала курить?

Наш учитель всегда говорил очень громко, а сейчас вокруг было много людей, и я испугалась, что о моей вредной привычке узнают знакомые родителей, которые вполне могли оказаться неподалёку. Я смутилась окончательно.

— Ладно, не переживай. Я тоже когда-то дымил, как паровоз. Но теперь — только кальян. Собственно, сейчас ты его увидишь, — сказал Сергей Александрович и достал ключ от домофона.

Я с удивлением осознала, что мы стоим возле его подъезда.

— Мы идём к Вам? — поразилась я.

— Да, — учитель распахнул передо мной дверь. — Прошу!

Дом был достаточно новым, и потому жильцы и «гости подъездов» не успели ещё как следует изгадить площадки и лестницу. Мы поднялись на пятый этаж.

— А ты ведь знала, где я живу, — неожиданно тихо сказал Сергей Александрович.

Я попыталась изобразить удивлённый взгляд.

— Ладно-ладно, не прикидывайся невинной овечкой. Я много раз видел в окно, как ты тусишь у моего подъезда. И внутрь ты заходила. Думаешь, я не узнал твой почерк? — он указал на одну из стен.

Там было изображено сердечко, в которое моим поистине запоминающимся почерком были вписаны инициалы — «С. А. Б.».

Я покраснела до корней волос и бросилась к лестнице. Сергей Александрович прыжком настиг меня, схватил одной рукой и втащил в квартиру, дверь в которую уже успел отпереть.

Я стояла с опущенной головой.

— Ну чего ты стесняешься? — немного укоризненно сказал Сергей Александрович, хотя чувствовалось, что он прячет весёлую интоннацию. — Это вполне естественно — влюбиться в своего учителя. Разувайся и проходи.

Всё ещё сгорая от стыда, я сняла ботинки, повесила куртку на крючок и проследовала за Сергеем Александровичем в его комнату.

Это было очень светлое помещение. Справа от окна стоял стол, на нём — компьютер. Ближе к двери располагался платяной шкаф. Книжный шкаф стоял в самом дальнем углу, а по левую руку от меня была огромная кровать, застеленная синим покрывалом. В комнате было достаточно много вещей, кое-где на полу стояли коробки, и вообще, здесь явно не помешала бы уборка.

Сергей Александрович принёс из кухни пиво и какую-то еду.

— Пиво иногда можно пить. — Он откупорил и протянул мне бутылку. — Да ты, наверное, уже пробовала... А вот с курением завязывай.

Учитель включил музыку на компьютере и принялся разжигать кальян. Я робко присела на край дивана и только сейчас заметила, что в изголовье, где-то на полметра выше лежанки, в стену вбит крюк, к которому прилажены... наручники.

Я много раз воображала себе, как Сергей Александрович занимается сексом с красивыми девушками, жутко злилась, но при этом ещё и возбуждалась. Я мечтала, что однажды Сергей Александрович пригласит домой и меня, и мы с ним...

— Да-да, Дина, это как раз то, о чём ты подумала, — сказал учитель, перехватив мой взгляд на наручниках.

— Как ты думаешь, у нас получится? — он спокойно попыхивал кальяном.

Я вдруг не на шутку испугалась. Одно дело — в 14 лет мечтать о сексе с учителем, и совсем другое — оказаться нос к носу с этой перспективой. Как бы я ни хотела почувствовать в себе его тепло и твёрдость, всё равно я сейчас этого страшно боялась...

— Ну, успокойся. Всё будет хорошо, и никто не узнает. Допивай пиво.

Его голос действовал гипнотизирующе. Я поторопилась прикончить бутылку, при этом заворожённо наблюдая, как Сергей Александрович избавляется от свитера, оставаясь в чёрных джинсах и белой футболке. Очки он тоже снял, отчего его лицо стало совсем юным и мальчишеским. За окном хлестал ноябрьский дождь.

Учитель забрал у меня пустую бутылку (я немного опьянела) и сел рядом. Когда он обнял меня, я почувствовала настоящий прилив счастья и сильное возбуждение. Сергей Александрович едва прикоснулся к моим губам. От него очень приятно пахло. Я хотела притянуть его к себе и поцеловать «по-настоящему» (хотя дотоле целовалась всего один раз), но учитель прошептал: «Позже» — и стал стягивать с меня футболку. Я немного обиделась, но тут же подумала, что ещё успею с ним поцеловаться. Всё равно сейчас ситуация в руках у учителя, и командовать будет он.

Вскоре Сергей Александрович снял с меня абсолютно всё. Я очень стеснялась и пыталась прикрыться. Но учитель, часто дыша, грубо схватил меня за руки, протащил по кровати и заковал в наручники. Мне было страшно и интересно одновременно...

Покрывало было выдернуто из-под меня и отброшено в сторону.

— Распустите волосы... Пожалуйста... — прошептала я. Мне хорошо запомнилось, что Сергею Александровичу гораздо больше идут распущенные, чем «хвост»; тем более, мне такая причёска казалась красивее.

Внезапно сильный удар обжёг мне щёку.

— Я разрешал тебе говорить? — прорычал учитель, однако, увидев в моих глазах ужас и слёзы, смягчился:

— Хорошо, я распущу. И не делай больше ничего без разрешения, я совсем не хочу тебя бить.

Он снял резинку со своих длинных русых волос, и они рассыпались по плечам. Кончики немного закручивались — мне это показалось очень симпатичным.

А потом Сергей Александрович разделся. Я с восхищением смотрела на его полное тело, на внушительный живот. Однако ниже живота я страшно стеснялась опустить взгляд...

— Посмотри на него, — глухо прозвучал голос учителя. — Посмотри.

Я робко перевела взгляд ниже. Я впервые видела член «вживую» и оттого немного испугалась.

Сергей Александрович улыбался.

— Нравится?

— Да...

Учитель лёг на кровать и заставил меня раздвинуть ноги. Его указательный палец прошёлся снизу вверх по моему «разрезу», возбуждение усилилось, а потом он двумя пальцами раздвинул губы и стал внимательно разглядывать моё самое чувствительное место.

— У тебя уже был секс? — спросил Сергей Александрович.

Какое там!... Я пить-то и курить первый раз попробовала только минувшим летом с Танькой и Ольгой, а о половой жизни мы и вовсе могли только мечтать... Я отрицательно помотала головой.

— Гм... Странно... Значит, просто отверстие широкое... Но это хорошо — значит, тебе не будет больно.

Сергей Александрович посмотрел мне в глаза долгим и внимательным взглядом. Как же он изменился! Вместо лёгкого, доброго и весёлого человека сейчас передо мной был какой-то маньяк. Маньяк, который сделает со мной абсолютно всё, что захочет... Но мне это безумно нравилось. Страх почти прошёл, осталось очень сильное возбуждение и... желание быть изнасилованной.

Учитель всё понял. Я заметила, что он ещё больше напрягся и завёлся. Наконец я почувствовала, как его тело придавило моё. Он немного поёрзал, подыскивая более удобное положение, и его член проник в меня.

Сергей Александрович не обманул — боли не было. Было очень приятно... Я застонала, когда движения стали более быстрыми и грубыми. В эти минуты где-то в середине живота появилось необычное, абсолютно новое ощущение — я даже не могу описать его словами — но казалось, что земля куда-то уплывает...

— Нравится, шлюшка малолетняя? — прорычал Сергей Александрович, ещё более убыстряя движения. — Пошла к учителю домой, легла под него... Да какой ты будешь через два года?! Вот тебе за это! Вот!

Я вскрикнула, потому что от грубых и глубоких толчков мне стало больно, и тут же получила новую пощёчину. Но меня это только раззадорило. Мне захотелось сжать член учителя изнутри, я сделала это... Сергей Александрович застонал, прижался ко мне теснее (его русые волосы упали мне на лицо)... И вот ещё несколько движений — и учитель резко вышел из меня. По моей груди и животу растеклась лужа его спермы...

... И, кажется, в этот момент вернулся прежний Сергей Александрович. Он аккуратно и заботливо вытер меня, расстегнул наручники, а потом, глубоко вздохнув, заключил меня в свои объятия. Мы лежали так очень долго. Иногда, думая, наверное, что я ничего не замечаю, Сергей Александрович осторожно целовал меня в макушку. При этом он опять вздыхал. Я просунула руки и крепко обняла его. А потом поцеловала — так, как очень давно хотела.

Сергей Александрович проводил меня почти до подъезда.

— Ты — лучшая девочка на Земле, — неожиданно сказал он мне на прощание.

Уже у самой двери я обернулась. Русые волосы трепал ветер...



Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!
Tags: измена, учитель, эротика
Subscribe
promo nemihail 15:00, yesterday 122
Buy for 30 tokens
Что вы представляете, когда слышите - город Юрмала? Сам даже представить себе не мог, что Юрмала именно такая. А что собственно о ней мог знать, что это город курорт на западе СССР, где отдыхала наша богема. Потом Юрмала отошла Латвии и туда летом приезжал КВН. Вот собственно и всё. На…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments