Юра Якунин (yurayakunin) wrote,
Юра Якунин
yurayakunin

Эл.книга: Олеся и Лариса



QIP Shot - Image: 2017-02-05 07:31:23

Олеся и Лариса

Конец восьмидесятых, перестроечное время Ленинград, гостиница «Советская», я и Дато в командировке, причину не помню, да это и неважно.
Зима, холодина была жуткая. В Москве мороз сухой и если нет ветра, то и минус 30 терпится нормально, а вот в Питере влажно и если ветер, то мороз в 30 градусов – просто ад, холод пробирает, чуть ли не до костей.
И вот, в такой, как раз морозный ветреный день, Дато предложил идти смотреть гонки на стадионе, на Васильевском острове, мол, на билеты разыгрывается Мерседес, а он везучий! Конечно, в такой холод идти совсем не хотелось, но что не сделаешь ради друга, особенно если он везучий.


Добирались долго, большей частью пешком, и когда достигли стадиона, у меня вид был как у пленного немца под Сталинградом: на голове был намотан шарф, а уже сверху вместо шапки было натянуто пальто. Но и это не помогало, так как начинали деревенеть от проникающего холода – ягодицы. Мерседес оказался обыкновенным желтым Москвичом, да и ледяные гонки по кольцу стадиона были третьесортные. Примерно через полчаса, я стал канючить про горячую ванну, обед и симпатичных девочек в гостинице, познакомиться с которыми, я обещал помочь. У Дато при знакомстве с языком было не очень, не то, что он русского не знал, просто при общении с женским полом, как мне кажется, у него «деревенели» одновременно и член и язык.
Взглянув на мой жалкий вид и, возможно, вспомнив о девочках, Дато - пытать счастье на желтом Москвиче не стал, и мы отправились в гостиницу. Обратный путь был самый трудный, я так никогда в жизни не промерзал, и когда мы вышли из метро, то идти последние пару сотен метров было уже невмоготу, и я рванул в сторону гостиницы. Вбежав в номер, я открыл горячий кран и сунул под струю голову, целительная теплота стала отмораживать уши и мозг.
Как Дато, со своей лысиной и без шапки мог держаться, на морозе, я не понимал, видимо, большая часть кровеносных сосудов сосредоточилась ниже пояса.
Придя в себя, отправились есть. Посреди зала маячила копна высветленных волос и Дато, как истинный грузин ринулся на свет маяка. Подсели, за столиком две симпатичные девушки, лет 18-20, конечно, это не мой контингент, но после такой холодины, кровь надо было согреть, поэтому молоденькие девочки были самое – то, да и Дато уже расплылся в бессловесной улыбке!
– Привет, как жизнь?
– А Вы мальчики, спрашиваете нас об этом, чтобы поддержать расХговор или чтобы нас уХгостить? – неожиданно загекала блондинистая хохлушка.
– Канечна. угостыть, сымпровизировал Дато – А что ви будэте пыть?
– Ой Хана ты Хглянь – Хгрузины!
– Вы здесь как, греетесь или работаете? – спросил я.
– Мы здесь – живем, не без гордости ответила темненькая, не то Ханна, не то Ганна
– Холодно, не хай ленинградские торчалки, тусуются на морозе, а мы девушки южные, с Херсона мы, - затараторила блондинка – мы вам понравились, да? И вы нам тоже -Хгорячие Хгрузины! Меня зовут Халя, а её Хана.
О, украинский «Детсад» стал клеить грузинских «папиков». Со стороны было смешно - клеить Дато у которого за версту на лбу был виден девиз – «всегда готов». Я, хоть проституток и не переваривал, но тут было видно, что это – не проститутки, а просто решившие ими стать и рвущиеся в бой, как быки на корриде, поэтому, я и Дато, казались им респектабельными грузинами.
Блондинка, тараторила без умолку, не успев сказать одно, тут же переходила на другое, и все с такой скоростью, что я и реагировать не успевал, вторая брюнеточка, была как бы на контрасте, задумчивая, молчаливая, вся из себя томная. Прикуривая сигарету, она придерживала мою руку с зажигалкой и как бы украдкой заглядывала мне в глаза и все принимала мимику и позы, явно заученные недавно перед зеркалом.
Было немного смешно, но что мы теряли, девчата были симпатичные и почему бы не пофлиртовать, если Дато, уже рвался в бой и ему разговоры вообще были лишними, ему бы только узнать - к нам или к ним.
Коллективный секс не подразумевает под собой какую-нибудь душевную или духовную подоплеку, девиз один – олимпийский «быстрей глубже больше». Какая может быть лирика, с девицами «разводящими мужиков», кроме как накачать вечером в баре и потом «пороть» куда и как придется.
Поев и расплатившись за девчонок, мы договорились, что зайдем за ними вечером и сходим в бар.
Дато – это любимый типаж проституток, у которых – время деньги. Его «бронепоезд» всегда стоял на запасном пути почти в полной готовности, и стоило дать свисток или отмашку, как он срывался с места и мчался на бешеной скорости, не обращая внимания, ни на станции, ни на полустанки, прямиком до пункта назначения. И вся эта гонка занимала толику времени и девице надо было, потом сматывать удочки, экономя и время и здоровье, так как работа была сделана и дальнейшее пребывание её у «бронепоезда» - было чревато.
Когда Дато был без майки, то было понятно, почему он лысый – все волосы закончились на теле. Волосы на груди можно было не только причесывать, но делать завивку, укладку, а если их вытягивать, то можно было сделать миллион маленьких косичек, какие делают на голове афроамериканцы - представляю, какое это было бы зрелище.
К вечеру, Дато был выбрит, надушен и с нетерпением бил копытом, пока я разговаривал с Ханой по телефону, ее подруги в номере не было и Хана пригласила нас в номер подождать её, правда, мол, у них есть еще и третья постоялица, какая-то лахудра-бухгалтер, но и её пока в номере нет. Поднявшись в номер к Хане, нашли её испуганной, одна понятия не имела где её подружка, зная одно, что Галя перед уходом разговаривала по телефону с каким-то чеченцем. Мы с Дато переглянулись, так как было уже понятно, что Галя вернется только утром или довольная или, скорее всего изнасилованная.
Появилась «лахудра» с папкой подмышкой, окинув нас всех презрительным взглядом, положила папку на тумбочку, испросила Хану:
– Дорогая, вы теперь будете приводить парней на ночь сюда? Вам не кажется, что тут еще кто-то кроме вас есть?
– Ой, хватит из себя строить честную! С папкой она ходит, курсы посещает. Не волнуйся, ты никому не нужна – старый бухгалтерский сухарь!
– Ось потпскушкі, звідки ви взялися на мою голову
– Либонь сохнеш ночами від заздрості дура стара.
Старая дура, была светловолосая, женина лет 30 с правильными чертами лица, с пухлыми обиженными губками и полными презрения глазами
– Ну ладно Леся, не злись, я так в запале. Ты не знаешь, кто это у Гали чеченец?
– Ось ізносілуют Твою Галю чеченці, буде знати як усім давати. А ти, чого це одразу двох привела, одного мало?
– А для тебе - вибирай будь-якого.
– Вас Бог покарає за образи.
Олеся скинула обувь и забралась на кровать с ногами, углубилась в чтение книги.
– Олеся, извините Хану, она просто очень переживает, за Галю, вот и наговорила вам глупостей, меня зовут Юра, я инженер из Тбилиси, а Дато, мой сотрудник, так получилось, что мы оказались тут рядом и просто не знаем, как помочь.
– То-то я дивлюся, ви за віком не пара цим попригушкам.
– А ти чого стоїш, біжи, шукай свою подружку, а то вранці повернуть як драну кішку.
Хана с Дато засобирались «искать» Галю. Дато сказал по грузински, что побудет с Ханой в баре, а потом пойдет к нам в номер, а для меня мол, тут все готово.
– Вы, что чеченцы? - испугалась Олеся, что это он Вам сказал?
– Нет, я же уже говорил, что мы из Тбилиси. Дато сказал, что они пойдут искать Галю, а я чтобы побыл тут, на телефоне, чтобы Вас не беспокоить.
– Ох, какие заботливые, надеюсь, ко мне приставать не будете, а то я живо милицию вызову, тоже мне инженер.
Олеся закрылась от меня книгой - А. Хейли
«Аэропорт», прочел я на обложке.
– Вам нравится Хейли? А как Вам «Отель», «Окончательный диагноз», «Колеса»?
Олеся отняла книгу, посмотрела на меня:
– А Вам как - Посадочная полоса 08, «Менялы», «Перегрузка»?
– Меня зовут Юра. Вы знаете Олеся, у меня дома небольшая площадь и маленький книжный шкаф, поэтому, чтобы туда больше поместилось, я покупаю не книги, а обложки и их складываю на полки. Знаете, у меня на полке помещается до 800 обложек, а полок десять, теперь вы понимаете, какая у меня большая библиотека? Правда есть небольшой недостаток, кроме авторов и названий я прочесть ничего не могу, но вот знакомые те, что прочли эти книги, с удовольствием делятся со мной впечатлениями. А Вы не поделитесь?
– Не поняла, Вы тут остались ждать телефонного звонка или чтобы я вам читала Хейли вслух?
– А вы как думаете?
– Я ничего не думаю, я читаю. И потом, скоро 9 часов вечера и мне нужно ложиться спать, вы же не будете тут сидеть, когда я лягу.
– Не волнуйтесь Олеся, Вы мне совершенно не помешаете, можете спокойно спать. Я всего лишь жду телефонного звонка, чтобы если что – помочь вашей подруге.
– Какая она мне подруга, они тут приехали позорить Украину.
– Как это позорят?
– Не претворяйтесь, он приехали зарабатывать.
– В смысле устраиваются на работу?
– Да, думаю, уже устроились у чеченцев.
– Секретаршами?
– Секретутками!
– Ой, такие молоденькие и уже – секретутки!
– Юра кончайте мне голову морочить, она у меня и так раскалывается, видимо давление.
– Вам повезло, я именно по давлению и работаю, инженер-ауролог. Моя область, снятие глазного, внутричерепного и артериального давления, путем восстановления ауры больного человека микро-энергетикой пальпационного воздействия и сингулярного проникновения на уровне чакр и магнетизма. Я тут на симпозиуме. А, давайте я Вам просто продемонстрирую, как снимается давление. Вы даже можете продолжать читать, только повернитесь ко мне спиной.
– Ничего себе начало, фамилии не спросил, а уже щупать!
– Гинеколог Вам щупает не голову, а много ниже и ничего, а ауролог еле касается головы и уже паника. Вы взгляните на мои руки, они же не руки пианиста или гинеколога, сталевара, или токаря, пахаря или каменщика, они руки скорее бухгалтера, а именно ауролога!
– А что Вам дались руки бухгалтера? – спросила Олеся и поглядела на свою правую руку.
– У бухгалтеров из-за постоянной работе на калькуляторе, утончается верхний подкожный слой и пальцы становятся очень чувствительны к энергетике человеческой ауры и из бухгалтеров получаются прекрасные аурологи. А, что у Вас есть знакомые бухгалтера?
– Я сама бухгалтер.
– Не может быть! Так вы можете сами себе снимать головную боль или мигрень, особенно если она гипертонического, нервного характера, или ПМС.
Чувствую, меня понесло, а у Олеси приходит осознание значимости своих рук. Надо скорее уговорить её снять головную боль, в противном случае – зайдем в тупик и я, буду выглядеть не в лучшем свете, а о том, чтобы «увидеть цвет её трусов» – придется забыть.
– Вы хотите сказать, что я могу снять себе головную боль или давление?
– Дайте Вашу руку.
Олеся положила книгу на тумбочку и протянула мне свою правую руку. Я внимательно осмотрел её обыкновенную нежную женскую руку.
– Видите, какие у Вас чувствительные подушечки пальцев, – я стал гладить подушечки её пальцев – Чувствуете?
– Вашу руку – чувствую и достаточно хорошо чувствую – улыбнулась Олеся.
– Нет, вы не руку должны чувствовать, а тепло, отвлекитесь вы от психологии и переключаясь на ощущения – я приложил свою ладонь к ладони Олеси – Чувствуешь тепло от пальцев?
– Мы уже на «Ты»? Быстро!
– Если ты будешь меня воспринимать как друга, то психологические барьеры исчезнут и результат сразу проявится. Давай, я наложу на тебя руки.
– Ты лучше на себя руки накладывай – засмеялась Олеся. Я улыбнулся:
– Это термин такой профессиональный, когда адепты, кладут пальцы рук кому-то на голову и передают ему свою энергетику.


– Адепт, как я понимаю – это ты?
– Извини, это так, профессиональное, я уже стараюсь войти в рабочую форму, чтобы избавить тебя от боли.
Я положил ладони на голову Олеси и мягко начал её массировать фалангами пальцев. Волосы были мягкие и приятные на ощупь – пахли чистотой. Уперев лоб Олеси в левую ладонь, фалангами пальцев правой руки, волнистыми движениями как расческой я проводил от шеи до лба, минуты через две, поменял направление, посалив Олесю уже лицом к себе. Массаж головы продолжался минут пять, под разными углами, направлениями движения руки, варьируя скорость и нажим. Затем незаметно перешел на точеный массаж лица: надбровных дуг, височных областей, точек верхней губы, и подбородка, особую реакцию вызвал массаж ушных мочек и заушин. Снимать головную боль я умел всегда, да и сейчас сниму запросто, но объединив его с эротическим массажом, добиваешься двойного эффекта, снимаешь боль, а заодно становишься сразу близким и доступным.
– Волшебно! Боли как не бывало, я думала, ты просто разводишь меня. Как говоришь, инженер-ауролог? Никогда бы не поверила, что есть такая специальность!
– Работаю в «ящике», а там все секретно. Может мне выйти, чтобы ты могла переодеться, уже пора спать.
– А ты придешь потом, когда я уже разденусь? – улыбнулась Олеся – Как у тебя складно получатся меня уложить в постель и еще святым остаться.
– Пожалуйста, я могу и не уходить, можете переодеваться и при мне, я не против – святых не стесняются.
– Ты обещал обучить меня, у меня же пальцы бухгалтера.
– Тогда ты должна повторять то, что буду делать я, только нужно расслабиться. Ты хоть свой шерстяной «бункер» сними, взмокнешь.
Олеся сняла толстый свитер, оставшись в тонкой пестрой водолазке. Сразу запахло женщиной – сладковатый, пленительный яблочный запах.
– А вдруг Хана придет с твоим другом и увидит такое массажное представление?
– Не придут, думаю, Хана крепко зацепила Дато, и до утра вряд ли она тут появится, разве, что позвонит Галя. Вот звонка мне видимо и придется ждать, используя время с пользой для тебя.
– Вы это все подстроили и чеченский след Гали и Хану с твоим дружком, чтобы подлезть ко мне? Да?
- Олеся, ну подумай, ни я, ни ты, друг друга не только не знали, но и в глаза не видели, и с чего это Хана пошла бы с Дато, а я не пошел бы с Гелей или, наоборот, с чего это вдруг я должен был ждать тебя? Может ты была бы старухой или даже мужчиной. Ну, о том, что ты могла быть некрасивой, я не говорю, так как ты и сейчас не Софии Лорен и совершенно не в моем вкусе, так что давай клади мне на голову руки и повторяй движения моих рук.
Олеся стала пунцовая, на носу выступили капельки пота, а губы вытянулись почти в струнку.
– Ну и ты положим не Ален Делон. Не хочу я на тебя класть руки, ты меня обидел.
– А тебе хотелось, чтобы ты мне понравилась, чтобы я воспылал к тебе страстью, а ты ножкой вытолкнула бы меня из номера, вся из себя гордая, что не изменила мужу, хотя сама умирала бы от желания это сделать?
– Ты злой, я же чувствовала, как ты мне массировал голову, ты всю меня измучил! Давай свою голову, учи.
Олеся положила свои руки мне на голову и стала повторять движения моих рук. Все было очень пристойно, она, как прилежная ученица, повторяла мои движения и интенсивность и направление, но когда я с затылка спустился на её оголенную шею и опустил одну руку ниже по позвоночнику, Олеся прижалась ко мне губами в долгом поцелуе.

Продолжение следует:




Олеся и Лариса 1
Олеся и Лариса 2
Олеся и Лариса 3
Олеся и Лариса 4
Олеся и Лариса 5
Олеся и Лариса 6
Олеся и Лариса 7


Продолжение и остальные рассказы, вы можете получить по электронной почте, заплатив 100 рублей за эл. книгу - "Олнся и Лариса"


[Как оплатить покупку]

Яндекс деньги


WеbMoney:
R406100370118
Z228282210773
E267162804124

PаyPаl - lamazi777@gmail.com (1,5€ EUR или 1,5$)

Или 300 жетонов

ОБЯЗАТЕЛЬНО!
При оплате в ордере укажите свой e-mail, вышлю pdf файл рассказа (в противном случае - оплата уйдет, а книжка не придет)!
Или отправьте ордер на оплату с указанием своей почты на мою - Email: livejournal36@gmail.com
При отправке жетонов - пишите в личку или в скайп.
skype: sava36




Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!
Tags: эл.книга
Subscribe

Posts from This Journal “эл.книга” Tag

promo yurayakunin september 20, 20:00 15
Buy for 20 tokens
Категория: Группа, измена Сегодня, а вам расскажу о Миле – добросердечной "подруге семьи", работавшей в аптеке. Это была моложавая мать-одиночка, обесцвеченная перекисью. Годочков Миле было где-то чуть за тридцать, но выглядела она прекрасно, а аппетитные, крупные, упругие…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments