Юра Якунин (yurayakunin) wrote,
Юра Якунин
yurayakunin

Categories:

Дневник полковника авиации. 3 (+18)



Автор: Alex50 +18

Похоже Зоя тоже сильно «проголодалась», она так возбудительно-страстно вдруг стала подмахивать мне, так что я вскоре просто чудесно кончил, да ещё Зоя разрешила мне кончить в неё. Вообще класс! Зоя очень тихо, видимо помня шлепки по своей классной попке, но очень сладко застонала, почувствовав моё естество внутри себя. На моём втором «окончании» Зоя тоже почти одновременно со мной кончила, закинув мне руки на шею и сладко охая. Мы ещё немного так полежали, став единым целым и не разжимая объятий, пока Зоя не прошептала мне на ухо:


— Товарищ капитан, Павел Иванович, пустите меня, срочно надо...

Понял, да и мне тоже «надо». Зоя пожурчала в стороне, но далеко не отходила, явно побаиваясь леса и темноты, так что мы хорошо видели друг друга, да и что стесняться теперь. Немного уколов босые ноги об иголки сосны, мы вновь залезли в спальник, а тут громкий злой шёпот Киры:

— Изнасиловал-таки мою подругу! Вот негодяй ты, а не капитан-лётчик. Налётчик ты!

— Нет, Кирочка, я сама дала товарищу капитану, мне так классно. Дай ему, не пожалеешь, Кирочка...

— Ну тогда и меня изнасилуй, Павел Иванович! Я и спала плохо и всё у меня болит...

Ну сколько не проживи — никогда не поймёшь этих женщин всех возрастов! Сколько их уже у меня было, но ни одну так и не смог понять, точно они «из другой оперы», как часто шутит мой друг старлей Панченко. Кира кончила быстро, а я на этом заходе всё никак не мог придти к финишу, потом Кира, лихо подмахивая, получила второй оргазм и, сладко охая, стала горячечно шептать мне на ухо, что в неё кончать нельзя.
А куда можно? — В задницу мне можно, я уже смазала, давайте, а то Вы так до победы над Гитлером будете во мне гонять. Хотя мне сейчас так чудесно! Охренеть, а я такого и не знал, как же это — всунуть в попу и кончать туда? Это вроде кавказцы обожают? Кстати, было весьма прекрасно, туговато, горячо, невероятно приятно, хотя и необычно для меня. А как пружинили подо мной её упругие полные ягодицы — я был в восторге!

Мы ещё немного полежали обнявшись, отдыхая и остывая, Кира закинула на меня свою ножку и немного рассказала о себе. Она родом из Баку, там только азербайджанки могут ходить свободно, а вот на «гяурок» там просто охота, если ты ходишь без парня. С парнем же ходишь вполне спокойно, она считается под защитой, так сказать, но нужно давать своему парню в попу, у них даже шутка такая: « В Баку все девушки целые до свадьбы спереди, но все пробитые сзади», Ну теперь мне всё с ней стало понятно!

С утра мы быстро собрались, попили чаю с печеньем и шоколадом из пайка пилота «Шторьха», мы стали теперь намного ближе друг другу, я сверился с картой и мы двинулись к нашим. Ну балованные девушки, детство у них точно в попе ещё играет! И мы чуть не попались из-за них — расшалившись, они обе выскочили впереди меня на лесную дорогу, нарушив в азарте баловства мой приказ идти строго сзади и по мои следам. А тут привет от Вермахта — два немца стоят возле мотоцикла с коляской и, громко смеясь, отливают в кювет. Услышав лёгкий топот, они замолкли, но, увидев обалдевших шокированных девушек, опять заржали, потирая руки в предвкушении изнасилования.
Да и умница Кира, поняв, что нужно отвлечь немчуру, задрала свою узкую юбку. Перед взором озвереших от возбуждения фрицев предстала чудесная картина голых ножек, ну и они, пуская слюну, уставились на Киру, издавая гортанные возгласы. Ну и быстро затихли — мой «Коровин» дважды негромко кашлянул и на лбу каждого из немцев появился «третий глаз». Немцы громко грохнулись на землю, а я, выскочив на дорогу, постарался очень быстро, пока девушки в ступоре не стали визжать или их не стало тошнить, как часто бывает, оттащил трупы в лес.

Затем по колпачку коньяка каждой, одел на них плащи немцев, явно парни в фельдграу из фельджандармерии, затем надел каски, Киру в коляску, нацепив на неё шлём лётчика из «Шторьха» и очки-консервы, Зою на заднее, дёрнул ногой кик-стартёр мотоцикла. Ухоженный «Цюндап», чихнув выхлопом, мерно заурчал — умеют сволочи делать технику! Ну что, вперёд и вперёд, так намного быстрее, ведь мы сейчас едем в нужную нам сторону. И пусть эта немецкая форма, которую девушки не хотели сразу одевать, станет нам в некотором смысле плащом-невидимкой!

И точно, мы сейчас просто летим в нужную сторону. Немного меня отвлекала пышная грудь Зои, которая так возбуждающе упиралась мне в спину, сидеть даже стало некомфортно, ну как быть с этими девушками, одни проблемы от них. Через три часа дорога немного свернула вправо и мы остановились, чтобы размять ноги и сходить в кустики. Рейтузики девушек на ветру, вызванному скоростью мотоцикла, уже совершенно высохли. Они стали их одевать, высоко задирая свои узкие юбки, совершенно меня не стесняясь или уже сразу соблазняя меня перед предстоящим ночным рандеву?
Ну что — вперёд! Родина ждёт нас и этот важный портфель! Вскоре мы проехали какой-то аванпост немцев, они не рискнули тормознуть фельджандармов, увидев бляху у меня на груди, да ещё я бросил им пару пачек сигарет из загашника в мотоцикле, так что те только крикнули «Данке!» своим «камрадам». Затем ещё два часа езды, мы заехали в заросли, перекусили и размялись, бензин ещё был в канистре, я долил и мы рванули дальше. Ещё через пару часов мы выскочили на небольшую полянку, возле деревьев стоит красивый ухоженный дом, видимо лесника, большая поленница, полная наколотых дров, большой сарай, стог сена.

Ну раз дом лесника, то мы далеко в глубине леса, может даже и оторвались от наступавших фашистов, тогда тут стоял так называемый «слоённый пирог», всё перемешалось. Осмотрев всё вокруг, позвал я девушек выгружаться — скоро ночь, мы сделали просто отличный рывок к линии фронта. Нужно отдохнуть, завтра нам совсем рано вставать, этот утренний рывок должен быть самым классным и мощным, судя по гулу канонады — линия фронта совсем рядом.

Ну раз решили, то будем ночевать здесь, сам лесник видно эвакуировался вовремя, дом пустой. Сил ехать уже нет, мотоцикл мчал нас отлично, да по нашим кочкам и лесной дороге ехать — всё болит, а задница особенно. Поели мы почти в полной темноте, свет в окне был бы виден издалека, да как говорится — мимо рта не понесёшь. Добили мы эту чудесную варёную картошку, я сделал девушкам бутерброды с салом — выручила нас эта предательница, так что мы были сыты и собирались спать. Я еще девушкам посоветовал утром, по свету, подобрать себе трусики-лифчики, ночнушки и чулки, это ведь сейчас не мародёрство, а помощь от населения, не то придут фашисты и всё расхватают, ну а вот так — помощь нашим славным медсёстрам будет. Я вспомнил, что видел за сараем летний душ — это просто подарок после такой дороги и жары.
Вот несло от нас конкретно — как фельджандармы в этих плащах преют, мы все в поту были. Помылись мы, стоя рядом совсем голыми, намыливались отличным французским мылом этого запасливого оберст-лейтенанта. Зоя совсем разомлела и сразу легла спать, а Кира предложила мне пойти перекурить перед сном на крылечке, да я затащил её, совсем голую, мы оба были в одних сапогах, зато чистые и белье своё простирнули, в этот сарай, пояснив, что огонёк сигареты виден ночью чуть ли не за километр.
Мы выкурили по неплохой сигарете из потсигара емецкого подполковика, только я собрался идти, как Кира вдруг обняла меня, тоже голого, мы были оба только в сапогах — май был аномально тёплым. Кира стала целовать меня сладко-сладко, а потом стала меня благодарить, мол, только сейчас до неё дошло, какие они обе были дуры, не хотели меня слушаться, а так бы и пропали совсем. Не пошли бы они со мной, сейчас были всё ещё в том лесу, голодные и замерзли бы просто. А теперь мы так лихо промчались ближе к своим, так что есть большая надежда вернуться.

— Товарищ капитан, Павел Иванович, Вы нас спасли, мы всегда будем Вам благодарны. Но мне сейчас так страшно — а что будет дальше с нами? Мы выберемся? Похоже немцы опять прорвались, совсем как в сорок первом? Но я Вам верю, что мы спасёмся, — нежно и тихо шептала

Кира, крепко обнимая меня.

Девушка вновь меня поцеловала и так возбудительно на ухо:

— Павел Иванович, Вы очень хотите? Давайте здесь, чтобы нам Зою не разбудить, а то вдруг я заору... Мне так хорошо было с Вами, Вы уж извините, что я на Вас шипела... просто позавидовала Зое... у меня тоже давно никого не было... ой, как он стоит, такой горячий, руку мне обжигает... Вы очень хотите, да?

Вот коварная — «Вы очень хотите?» А она мол — не хочет, что ли? Так нежно мнёт моего «орла» своей нежной ручкой. И так она меня страстно целует! Хотя я конечно совсем-совсем не против и точно очень хочу — такая девушка рядом!
Это было так невероятно сладко — в темноте сарая прижиматься к голой аппетитной девушке, её небольшая упругая грудь так обжигала меня, что мой «сокол» стоял почти вертикально, только не мог летать, упёршись Кире в животик, ведь мы были совсем голыми, простирнув и развесил наше белье пропотевшее. bеstwеаpоn Поцеловав меня ещё разик, Кира разжала наши объятия и встала «рачком», упёршись ладонями в стенку сарая. Кончили мы почти одновременно, Кира громко заохала, когда я всунул своего «старого друга» ей в попку. Но ведь сама же разрешила! Хотя она потом меня не ругала, просто давно её попка не получала ни крепкого горячего члена, ни горячего сладкого удовольствия.

Ну а спать мы по моему предложению легли на большой попоне в сарае — бережёного Бог бережёт, если что, то нас не застанут вместе в доме и будет шанс отбиться. Поставив грохочуший как трактор старый будильник на 3 часа утра, с Кирой крепко уснули, уповая на Всевышнего. Но Бог был милостлив, утром мы проснулись от грохочущего звонка «Зари». Когда мы по первому свету зашли в дом, будучи всё такими же голыми и стали собирать белье, висевшее возле печки, Кира с улыбкой показала на Зою, крепко спавшую, свернувшуюся калачиком и сладко причмокивающую во сне.

— А Вы сейчас суньте своего вставшего «друга» ей в ротик, Павел Иванович. Вон он у Вас как стоит! Да всё нормально будет, мы же медики и изучали и альтернативные виды секса. Смелее, товарищ капитан, Вы же военный лётчик! Смелее! Зоя будет совсем не против, ей такое очень нравится.

И вскоре мой «боец» вовсю нежился в явно умелом ротике Зои, которая, всё ещё окончательно не проснувшись, тем не менее весьма лихо посасывала его, как сладкую карамельку, доставляя мне чудесное удовольствие. Заодно она и проглотила мою сперму, но теперь уже проснувшись. Потянувшись и выставив чуть не нос мне свою шикарную грудь, Зоя томно выдала:
— Вот так бы каждое утро просыпаться! Тишина, нега, точно войны нет. Мечта просто! Но нельзя предаваться релаксации! Мы же спешим к своим, так ведь! А то бы я Вам ещё разочек бы дала, соскучилась по ласке. И Кира тоже.

Она встала с кровати совсем голая и немного стала смущаться меня, но я очень нежно и ласково шлёпнул её по аппетитной попке, заодно слегка ущипнув — некогда нам жеманиться, нужно срочно собираться. Ох уж эта жеманница Зоя! Как это женщины так могут — легчайший, не нарочитый изгиб тела, изящный жест, покрутила попкой, поправила грудь, надевая лифчик, а вот трусы натягивать не спешит, тут же лукавая улыбка, взмах ресниц — всё это невероятно возбуждало меня.

Видимо это действие гальской крови её прадеда — так что она опять возбудила меня и вскоре вновь лежала в кровати, а я вовсю тискал шелковистое, тугое, податливое, горячее тело этой соблазнительной медсестры, потом устроился у неё между ножек, вовсю вбиваясь в неё — и пусть весь мир подождёт! Зоя просто обвила меня руками и ногами, её нежная шелковистая кожа шикарной груди просто обжигала меня. Я вновь просто чудесно кончил, вторя громким сладким стонам Зои, но пора и честь знать!

Пришедшая из туалета Кира слегка завистливо погрозила нам пальцем — оретё на весь лес! Одевшись и основательно позавтракав остатками наших запасов, наслаждаясь нежными улыбками Киры и сладкими Зои, я выдал им своё решение и мы провели по моей инициативе общее совещание. Я пояснил по своему опыту, что после возвращения нас будут терзать особисты, разбираясь, мол — не враги ли мы, да не завербовали ли нас фашисты. Так вот, вот этот большой жёлтый портфель — наш счастливый билет и большой шанс, поэтому мы должны твёрдо стоять на том, что мы вместе убили фашистов и захватили этот портфель. Твёрдо, понятно? Вот документы немецкие, вот их карта полётная, а вот портфель, всем ясно. Поймите, отвечать одинаково, это наш шанс!
Слегка «тормознутая» Зоя начала стонать, что комсомолки не должны врать, но умница Кира в ответ на тупые возражения Зои дала ей по губам, а потом и по затылку — товарищ капитан намного опытнее, он говорит умные вещи, так что если не хочешь попасть в лагерь, как враг народа, а то и к стенке, запомни и твёрдо и непреклонно стой на том, что Павел Иванович сказал, ясно тебе? И на новые возражения Зои опять от души ей по губам и по затылку — заткнись и лишь запомни, что тебе говорят!

Вот теперь до Зои наконец дошло — если будем говорить по-разному, то точно можем попасть в места не столь отдалённые, мы же идём из тыла. Значит мы продались фашистам или нас завербовали — у особистов одна песня, как у волков! А то, что генералы наши и разведка просрали, именно просрали и прозевали немецкий прорыв — это нормально? Всегда виноваты именно мы, простые труженики войны, а вот генералы после своих провалов — на самолёт и в тыл. Вот так генерал Жуков в июне 41 тупо просрал наши танковые войска под Ровно и Дубно, кинув их в бессмысленную атаку, а немцы с удовольствием громили наши танки «Штукасами» и били по ним из наших же захваченных пушек, а над нами — ни одного нашего самолёта, их авиация и «резвилась» вовсю, уничтожая наши танки.

Лучше бы встать в оборону, а их гнали вперёд, под огонь, зачастую даже не выдав танкам снаряды, да вот после разгрома грандиозного танкового сражения под Дубнами полковой комиссар Вашугин застрелился, зам. командующего авиацией Копец застрелился, а главный виновник, генерал армии Жуков, героически бросил наши войска, героически сел в самолёт и так же героически дунул в Москву. Все виноваты, что из него никакой стратег — ну это ничего, что тысячи танков и людей угробил — тоже ничего, а вот он почему-то всегда прав! Командир хороший, а подчинённые плохие!
Войска все, ему подчинённые — плохие, а вот командующий очень хороший! Все погибшие из-за его тупого упрямства виноваты, а только он прав! Вот только теперь, после моей горячечной патетики, только теперь Зоя стала уже осмысленно отвечать на мои вопросы и наконец всё поняла. Так что, нужно обязательно дать ей по попе или по губам? Или сразу дать ей в губы? Теперь мы можем ехать дальше — время не ждёт! Нас не ждут, но мы нужны! Очень нужны! Хотя это пока знаем только мы! И этот портфель — ответ на многие вопросы!
Запомните и повторите про себя, о чём мы говорили — мы вместе уничтожили фашистов и добыли этот портфель! Ну а теперь у нас одна задача — скорее прибыть к своим! У нас был крутой релакс за линией фронта, но эти документы нужно срочно доставить!


Дневник полковника авиации 1
Дневник полковника авиации 2
Дневник полковника авиации 3
Дневник полковника авиации 4
Дневник полковника авиации 5
Дневник полковника авиации 6
Дневник полковника авиации 7
Дневник полковника авиации 8

Tags: эротика
Subscribe
promo yurayakunin february 10, 2024 13:12 743
Buy for 20 tokens
ПОЖЕРТВУЙТЕ НА ИЗДАНИЕ КНИГИ PayPal - https://www.paypal.me/LianaTabidze ЯД - 41001583526466 WebMoney - R406100370118, Z228282210773 Моя настоящие имя и фамилия - Юра Якунин, а Гога Генацвалин, это псевдоним, под которым я участвовал в Номинации " Писатель года" 2011 года.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment