Юра Якунин (yurayakunin) wrote,
Юра Якунин
yurayakunin

Рассказ (эротика): Во все тяжкие... (окончание)

[ +18 ]эротика


Картинка к рассказу
Во все тяжкие,
или
Безумству похоти сегодня нет предела! (окончание)


Майкл взлетел на ложе единым атлетическим прыжком и засадил огромный член в послушно раскрывшийся ротик своей невесты: лицом к лицу, его колени вокруг её раскрасневшихся щёчек, а зад движется в уверенном темпе — так, что горячий упругий таран раз за разом грубо проламывает нежный девичий ротик: резче, толще, глубже... Вот уж, что называется «Сыта по горло!»

Девушка уже давно прикрыла глаза в наслаждении, хотя и раньше-то не слишком многое могла разглядеть за мощным торсом своего Хозяина. Властелина. Верховного Ёбаря... И она вся отдалась этим восхитительным ощущениям, озабоченная лишь тем, чтобы раскрыть пошире своё певучее горлышко и проглотить головку члена Майкла в отчаянной надежде, что он ей прямо туда и кончит. Или даже выпустит туда же сильную солёную струю «естественного шампанского», как на деликатном языке эротических описаний именовалась вполне определёная биологическая жидкость... Ну вы поняли.

— Да, милый, да, мой повелитель, да, умоляю, ещё! — заходилась Дженни в стенаниях непрерывно следующих один за другим оргазмов... Пока её разум не просветлился на мгновение — как раз для того, чтобы осознать, что оргазмов многовато получается! И оказывается, где-то там внизу её маленькую робкую писечку уже трахает какой-то совершенно незнакомый мужской хрен. Ой, а вот уже второй... И третий!

На самом деле, спортивного вида молодых мужчин было пятеро: рослый негр с членом едва ли не километровой длины, поджарый азиат со вкрадчивыми повадками обладателя чёрного пояса, и трое относительно белых. Слуги, помощники, охранники? Скорее последнее, судя по гибким накачанным телам и отточенности движений. Словом, «все ровны как на подбор», а роль дядьки Черномора при них исполнял, очевидно, сам Майкл, который продолжал сейчас сильно, глубоко и ритмично, в такт музыке, иметь в рот свою наивную беззащитную Дженни.

— Музыке? Какой-такой музыке?

Ах да, в самом деле, в зале, где происходило сейчас это немыслимое, невероятное действо... В этом подземном траходроме уже давно рокотали басовые ритмы группы «Раммштайн»: громко, резко, агрессивно... Неотвратимо. И точно так же драли сейчас маленькую девушку в белоснежном наряде невесты где-то там, внизу, незнакомые мужики.

Видеть она всё ещё не могла ничего, равно как и слышать: всё заслоняли тяжелый рок Раммштайна и тяжелый торс Майкла, неутомимо заколачивавшего свой руководящий и направляющий фаллос ей глубоко в глотку. И Дженни оставалось только прислушиваться к ощущениям своей гладко выбритой кошечки, уже вдребезги раздолбанной и раздербаненной всеми предыдущими ласками и вторжениями сегодняшней ночи... Ой, а теперь уже и розеточки по соседству...

А ниже пояса творилось уже что-то невообразимое. Сначала её письку имели по очереди все подряд, и первым — шоколадного цвета потомок южных рабов, чьё неимоверной длины мужское орудие могло погрузиться в свою миниатюрную жертву едва лишь до половины...

«Ой, надо же как-то их различать, наверное», подумала женщина в следующий момент просветления между оргазмами. И неуклюже попыталась сквозь заполнявший её рот член Майкла промычать что-то вроде:

— Каа... кыво... звуууд?

Но повелитель и потусторонний супруг понял правильно. По части чтения мыслей её Волшебник тоже был на недосягаемой высоте:

— Как его зовут? Джеффри, дорогая! Джеффри Джеймс. Хорош, не правда ли?

Джеффри, конечно, был хорош, но его для маленькой Дженни оказалось пока что слишком много. Другое дело — сменивший его на почётном посту у неё между ног Жерар — французистого вида блондинчик, весь из себя такой утончённый. Включая и сам член. Тоже утончённый, хотя вытворял им молодой француз что-то совершенно невообразимое, виртуозно попадая во все закоулки и ответвления её гостеприимно распахнутого лона. Под его ударами женское тело звучало подобно арфе, отзываясь мелкими взрывами оргазмов каждой своей струной — а струн в девичьей чувственности отыскалось на удивление много.

Третьим был Эдуардо — типичный мачо-латинос, словно вышедший из кадра какого-нибудь мексиканского сериала. Самоуверенный и обаятельный, он трахал женщину так, словно делал ей величайшее одолжение. Зато вёл за собой в самую пучину карнавала, и отдаваться ему означало снова и снова кружиться в ритме самбы или босса-новы, вибрируя всем телом, от изящных ножек в белых туфельках и вплоть до жадного ненасытного рта, где всё еще хозяйствовал королевский член Майкла — её властелина, повелителя и распорядителя сегодняшнего пиршества плоти.

Потом четвёртый... Господи, как же звали четвёртого-то? Петро, кажется — гарный такой украинский хлопчик, рыжеусый и с чубом. Смешной, конечно, как все хохлы, но членом своим владел не хуже казацкой сабли, раз за разом протыкая многострадальную писечку Дженни острыми уколами. А пока один из этой великолепной пятерки старательно обрабатывал раздолбанную уже донельзя, но всё ещё голодную и неутомимую пизду сегодняшней шлюхи-невесты, остальные четверо держали высоко поднятыми и гладили её ноги в прозрачных белых чулках, тискали груди, сжимая до боли соски, а периодически сильно шлёпали ладонями по ягодицам. И сладкая боль подымала наслаждение женщины на новую, немыслимую высоту.

А последним куплетом этого секс-интернационала прозвучал Коичи. Гибкий подвижный японец был не слишком велик по габаритам, но обладал удивительным самурайским талантом: попадать в нужный момент в нужную точку где-то внутри её задубелой уже от беспрерывных содроганий письки, причем ещё и под нужным углом, заставляя взрываться с такой силой, что не будь сейчас рот Дженни заткнут членом Майкла, она давно бы уже безостановочно кричала «Банзай!».

Словно расслышав безмолвный крик своей невесты, Майкл в последний раз засадил ей поглубже в горлышко свой член, после чего осторожно выпростал мужское достоинство из умученного уже долгими стараниями девичьего ротика. Так и не кончив. Спрыгнул на пол и стал в сторонке, с интересом наблюдая, на что способна сегодня его возлюбленная.

А великолепная пятёрка, казалось, только этого и ждала. Мгновение, и вот уже нежная розеточка ануса распахивается пошире, принимая в себя по очереди все члены до единого. Попка Дженни так истосковалась за эти долгие минуты, ревниво наблюдая за тем, как старшей сестре достаются все почести... Но теперь, теперь настал и её черёд! А всем известно, что по части ебли любая младшая сестра старшей всегда сто очков вперед даст!

Волшебная ли смазка с маслом загадочного американского кустарника тому причиной, магическая ли сила Повелителя или мастерство его подчинённых, но все пять мужских членов входили сейчас девушке в её тесную горячую глубину без малейших проблем, лежала ли она при этом на спине, на боку или стояла на четвереньках, отдаваясь по-собачьи. «Тьфу, девочка, поосторожнее с образными выражениями!, — оборвала она ход своих мыслей, припомнив недавнего четвероногого любовника, первого в жизни. — Но впрочем ладно, это не считается.»

Групповуха набирала тем временем обороты, повинуясь поощрительным жестам её Хозяина. Майкл стоял сейчас в сторонке и неспешно покуривал свою трубочку, любуясь открывавшейся его глазам картине. И восхитительный запах табака с черешневым оттенком чувственно щекотал ноздри Дженни, пока она надевала себя на восставший кол Эдуардо — лицом к лицу. Не успела девушка оседлать латинского мачо, как французский петушок запечатал её попку, а в следующий миг уже и губки вынуждены были распахнуться под деликатным нажимом самурайского меча.

Это было что-то невероятное! Пятеро роскошных мужчин без устали ебали теперь Дженни во все три дыры, меняясь вкруговую и переворачивая эту маленькую живую секс-игрушку так и сяк: лицом вниз, вверх, на боку и даже на руках — подхватив под колени и удерживая на весу.

Да, она была любимой игрушкой Хозяина и Повелителя, которую тот дал сегодня на время попользоваться своим помощникам. Причём похоже, что это нравилось всем до единого: и молодому интернационалу крепких накачанных парней, и откровенно любовавшемуся этой сценой Майклу, но более всего самой Дженни. Она пребывала сейчас в каких-то иных измерениях, в потустороннем пространстве сплошного нескончаемого удовольствия, исступлённо визжа и сокращаясь, наверное, всеми двумя сотнями мышц, которые насчитывают в человеческом теле скрупулёзные анатомы. Господи всемогущий боже, какое же было это наслаждение!

Внезапно её пронзил острый приступ боли: казалось, самые нежные части женского тела, сокровенное средоточие чувственности кто-то пытался разодрать сейчас на части. Но Дженни не успела даже закричать, тем более произнести старательно заученное стоп-слово. Боль исчезла, сменившись совершенно новым, неведомым до сих пор ощущением: в упругое колечко её ануса умудрились втиснуться два мужских члена одновременно. Что это было за ощущение! Ни в одном человеческом словаре не найдётся таких слов, чтобы его описать. И девушка просто отдалась на волю стихии неописуемого разврата, восхищаясь себе самой.

Когда в следующий момент, оставив её попку ненадолго передохнуть, двое молодых мужчин одновремено вломились в письку, Дженни была даже слегка разочарована. По сравнению с двумя в анусе, так даже и ничего особенного. Хотя приятно, конечно. И колесо остервенелого траха закружилось по новой... Пока не выкатилось наконец на финишную прямую.

Майкл расстался наконец с позицией стороннего наблюдателя и решительным шагом подошел к ложу, побудив всех своих парней почтительно расступиться. Повинуясь указующему жесту Хозяина, афро-гигант Джеффри улёгся на спину, и Дженни покорно уселась на его неимоверной длины хер своей попкой: изначально белой, но сейчас уже изрядно раскрасневшейся спиной — к лоснящемуся чёрному лицу, в улыбке сверкавшему ослепительно белыми зубами. Как раз в тон тому амулету с чёрным бриллиантом, который всё это время болтался у девушки на поясе, усиливая и углубляя до предела все её ощущения. Задний канал у любой женщины гораздо вместительнее классического переднего, и попка Дженни к немалому собственному удивлению смогла проглотить все восемнадцать сантиметров ствола этого эбенового дерева, даже и не поперхнувшись. А в гостеприимно распахнутую письку, не медля ни минуты, величественно погрузился магический жезл её Повелителя. Ох, как же соскучилась его покорная служанка по тому ощущению, которое дарил ей этот великолепный. умопомрачительный и сводящий с ума ХУЙ. Именно так, с большой буквы! И она всецело отдалась своим переживаниям и чувством, своей нарастащей с каждой минутой страсти.

Но оказалось, что служению Дженни было ещё далеко до совершенства. Вот уже гибкий узкоглазый Коичи вставил свой член ей в ротик, потом чубатый Петро уселся сверху и, стиснув богатые пышные груди девушки, начал толкаться между ними взад и вперед своим молодецким хером отменной толщины. «Не иначе на украинском сале отъел», хихикнула про себя девушка, но тут же ей пришлось снова вернуться к своим прямым обязанностям, обхватив ладонями вздыбленные хрены двух оставшихся было не у дел любовников сегодняшней невероятной ночи.

И теперь она отдавалась шестерым мужчинам одновремено! Вот ведь маленькая проблядушка какая.

Её трахали сейчас во все дыры — самозабвенно, похотливо и жёстко. Драли, имели, дрючили, сношали, пользовали и... Да-да-да — ебли. В жопу, в пизду, в рот, промежду сисек, в оба покорно сжатых кулачка. И она наслаждалась собственным падением, мыча и дёргаясь, содрогаясь в бесконечном, непрерывном оргазме. Какое же это восхитительное чувство — понимать, что тобой пользуются, как вещью. Снова и снова благодарить Хозяина за оказанную милость, мечтая только об одном: чтобы в тебя наконец кончили. Спустили. Залили до краёв животворящим мужским нектаром — пахучим, липким и горячим.

— Умоляю, мой повелитель, сжальтесь!

«Просящему да воздастся, — безмолвно ответил ей Властелин, — да так, что мало не покажется!»

Первыми приобщились к вожделенному эликсиру две шаловливые ладошки. Трепетание и напряжение в обеих руках нарастало почти синхронно, а почувствовать мужское желание и семяизвержение своими ладонями — это совершенно не то, что где-то там в потаённых глубинах. Здесь и сейчас всё было наружу, перед глазами — две тугие белёсые струи, которые обожгли ей пальцы пожаром удовлетворённой страсти, а в уши с обеих сторон ударили мужские стоны и грубые ругательства: справа изощрённые французские, а слева темпераментные испанские. Или это был португальский? Да какая, к ядрене фене, разница?! Это был упоительный дуэт мужского

наслаждения. А вот после заключительного аккорда, после финального выплеска можно было обеими руками сладостно размазывать по себе двойную порцию этой лучшей на свете мази, целебного лекарства ото всех болезней. И одновременно наблюдать, как приближается к финишной ленточке лихой запорожский скакун между её грудей.

Толстый упругий ствол скользил между двух полусфер всё быстрее и быстрее: жадный и нетерпеливый. Петро безумно хотел кончить сейчас, выплеснуть наконец свое желание. Заклеймить и пометить эту самку и своим семенем тоже. Судорожно сжимая молодецкий хрен раздавшимися в ответном порыве женскими сиськами. Головка набухла, покраснела, чуть раскрылась надвое, выходя далеко вперед и доставая едва ли не до горла... Вот уже выступили первые пахучие капельки, предвестницы грядущего высвобождения, и Дженни вся напряглась, болезненно ощущая подрагивание этого члена перед надвигающимся землетрясением... А ещё три хуя продолжали тем временем долбить все доступные дыры, прибавляя остроты ощущений. Но вот наконец...

— А-а-а, блядь, ще не вмерла!

С этим диким выкриком рыжеусый хлопчик наконец кончил, и брызги горячей «сметаны» залили горло, груди и плечи сотрясаемой беспрерывным оргазмом девушки. Малафья летела во все стороны, покрывая раскрасневшуюся Дженни и превращая ее груди в какое-то подобие шляпок мухоморов. Запятнана, иначе и не скажешь. Уже вся залита мужской спермой, обессиленная этим непрекращающимся наслаждением, а ведь ещё только полпути пройдено!

Как в воду глядела, однако. Несколько капель летевшего во все стороны семени попали и на живот Коичи, продолжив тем самым цепную реакцию мужского семяизвержения. Ошмётки чужой спермы возбудили японца настолько...

«Кажется, он всё-таки слегка голубоватый, судя по повадкам», — подумала Дженни как раз в тот момент, когда его шустрый покемон резво задёргался у неё во рту. Раз, другой, третий, неистовая каша иероглифов в гортанном крике... И вот уже знакомый вкус семени на губах и на языке: солоноватый, тёплый и клейкий. Четвертая по счёту порция, слегка отдающая сакэ и соевым соусом. Вот тебе и «Коннити ва!», хихикнула она, с наслаждением глотая любимый коктейль. И не переставала насаживать себя на оставшиеся еще в распоряжении два члена неустанным движением бёдер, задницы, ненасытной похотливой кошечки между ног...

А чёрный алмаз-талисман, чья золотая цепочка обвивала сегодня талию Дженни, тянулся к огромному чёрному же столбу, пронзавшему её анус и занявшему всё доступное пространство едва ли не до гланд. Любознательная служаночка и представить себе не могла, что способна принять в себя все восемнадцать сантиметров эбенового дерева, да еще и бодро скакать во всё убыстряющемся ритме, торопя момент высвобождения и вымаливая жаркий африканский вулкан извергнуться в нее обжигающей огненной лавой. Где-то на обочине сознания рокотал тяжёлый рок Раммштайна, писечка маленькой развратницы покорно расступалась навстречу неутомимой елде Майкла, но пока что главным, непротраханным и не выпитым досуха оставался тёмно-коричневый африканский член. Огромный, неимоверный и уже трепещущий в предвкушении конца. «Конец в предвкушении конца, эк сказанула-то!», — посмеялась она мимоходом своим же собственным мыслям, но тут же вернулась к сладостным содроганиям в заднем проходе, который сейчас раз за разом проходил этот олимпийский чемпион по ебле в жопу.

— Ну давай же, кончай, обезьяна хренова!

Дженни что, взаправду это сказала вслух? Или только подумала? Но, в любом случае именно этой политкорректности доблестному Джеффри Джеймсу и не хватало до полной потери сексуальной ориентации. И в следующий же миг девушка едва не взлетела ввысь на том горячем фонтане, который с неистовой силой ударил в её тесные глубины. Затопляя, ввергая в пучину оргазма и окончательно размывая грань между реальностью и астральными мирами. Насквозь протраханная и запредельно счастливая Дженни уже почти совсем вылетела в иные миры, исполненные райского наслаждения...

— Но, Хозяин, а как же вы?

В начале вечера я, честно говоря, собирался немного помучить свою своенравную рабыню, поучить её уму-разуму, запретив на какое-то время срываться в оргазм: пускай-ка потренируется себя сдерживать. А не научится по-доброму, — так и плёточкой отхлестать при случае. Но потом передумал: уж больно красиво кончала,. Артистка, блин! И с облегчением облегчился ей в старую, добрую и самим богом предназначенную для мужского полового хуя дырку. Влагалище-то, оно для чего? Для того, чтобы в него влагать. И для влаги, вестимо.

Вот теперь всё, шлюшка-малышка получила наконец всё, что хотела. И забилась в истерике финального взрыва, теряя на какой-то миг сознание. Протраханная насквозь, залитая по уши мужской спермой и снаружи, и внутри... Она отдавалась сегодня шести мужчинам одновременно, да ещё и получала от этого удовольствие. И какое...

— Я блядь, — подумалось Дженни в тот момент, когда она наконец пришла в себя. — Дешёвка. Подстилка. Лишённая гордости. Бесхребетная. И безнадёжно слабая на передок. Для чего я ему нужна такая, Хозяину и Властелину? Чтобы вытирать об меня ноги? Ну и пусть вытирает, ничего другого я не заслуживаю.

Приступ самобичевания после этого умопомрачительного секса оказался настолько сильным, что Дженни, повинуясь указующему жесту Майкла, послушно слезла со своего сексуально-пыточного ложа и распласталась на полу. А Хозяин вместе со всеми пятью своими подручными встали вокруг неё. Встали, вытянули вперёд свои натруженные в боях члены... Хотя какие там члены, после того, как все уже обкончались всласть с этой убогой шлюшкой? Так, пиписьки.

И шесть струй теплой натруженной мочи хлынули на измождённое и насквозь раздолбанное девичье тело. Затекая в письку, в попу, в рот, мешаясь с мужской спермой у неё на грудях, на животе, на бёдрах.

— Ты жалкая ничтожная блядь, — гремели сверху пять мужских голосов, наглых и молодых. — Тебя отымели все, кто хотел. Как хотел и куда хотел. Ты лежишь тут на полу, в донельзя загаженном своём костюмчике, невестушка насквозь проёбанная и зассанная, и поделом тебе. Потому что ты самая распоследняя на свете блядь.

Именно то же самое говорила себе и сама Дженни. Но ведь Майкл же молчал... И когда она подняла наконец на своего любовника и Господина покаянные глаза, то увидела на его лице не презрение, а скорее какой-то призыв:

— Ну же, девочка, ну!

И что-то щёлкнуло наконец в Джейн, переворачивая ситуацию с ног обратно на голову. Она вскочила на ноги и горделиво распрямилась под шестью парами глаз. По-прежнему в туфлях на высоком каблуке, белых чулках, длинных белых перчатках и фате, надетой на гладко выбритую голову. Пускай даже все эти детали костюма невесты были безнадежно загажены.

— Да, я блядь, вы правы. Но вот чтобы распоследняя... Да вы в своём уме господа? Вы же сами только что расписались в том, что я — первая в этой когорте: Блядь с большой буквы, Блядь Блядей.

Она расправила плечи и возвысила свой голос.

— Вы думаете, я вас ублажала? Да это же вы меня ублажали, причем по полной программе. Я вам что, отдавалась? Да я же вас брала! Все вы, недоумки, лезли из кожи вон, чтобы доставить мне удовольствие.

Чуть переведя дух, Дженни продолжила с непоколебимым ощущением собственной правоты. Или, как это было сказано в начале вечера, не-по-ко-бе-ли-мым.

— Вот вы сколько раз кончили за сегодня? По разу, да. А сколько раз я? А потому на колени, убогие: всё, на что вы пригодны сейчас — это целовать носки моих туфель.

— Ну вот же! — Лицо Майка расплылось в одобрительной улыбке. По взмаху его руки свадебные одежды вновь приобрели первозданную чистоту и свежесть, крапинки мужской спермы обернулись жемчугом, а прежний золотой дождь — перламутровой пылью. И волосы, прекрасные золотистые волосы снова ниспадали по щекам, обрамляя молодое, свежее счастливое лицо.

Она снова была невестой, достойной своего владетельного Господина и жениха. Влюблённой, желанной, прекрасной. И признавая это, пятеро красавчиков покорно распростёрлись у ног Дженни, а Майкл подошел и обнял её за плечи. А потом притянул к себе и нежно поцеловал, одновременно прижавшись к заветному треугольничку между ног своим в одночасье набухшим членом.

И вот тут-то Дженни кончила по-настоящему.

Автор: yuri_zimmermann


Во все тяжкие... (начало)


Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

Tags: sexlib, эротика
Subscribe

Posts from This Journal “sexlib” Tag

promo yurayakunin february 26, 14:00 8
Buy for 40 tokens
ПРЕДИСЛОВИЕ: ДЛЯ ПОДНЯТИЯ НАСТРОЕНИЯ 0БО МНЕ ЛЮБИМОМ. За последнее время, из-за наплыва желающих поближе познакомиться со мной рекламодателей, несколько раз падала почта livejournal36@gmail.com . До бела раскалялся skype: sava36, прожигая дыру в мониторе. Хакеры нескольких супердержав…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments