Юра Якунин (yurayakunin) wrote,
Юра Якунин
yurayakunin

Вечная память солдатам-победителям

Я прожил уже долгую жизнь, конечно я войну не застал, жил я в доме, который так и назывался - "Дом летчиков" (их в Тбилиси было два), в котором в неосновном жили военные.
Мой дед - полковник Якунин - обычная пехота, полковник Малышев (дядя Ваня) - танкист дрался на Курской дуге, полковник Раппопорт, полковник Вильховский большой друг моего деда, СМЕРШовец майор Кравченко, которого дед просто не терпел и вечно не просыхающий штрафбатовец Иван Григораш, ненавидевший любого у которого погоны.



Для меня Великая Отечественная были они и книга, которую я знал почти наизусть - "За родину, за Сталина". Хотел я найти эту книгу в сети, да не смог, все какие-то другие переплеты, а та была толстенная малинового цвета с тесненными золотыми буквами.
В той книге были перечислены все герои Советского Союза, с описанием их подвигов. Я обожал слушать рассказы старых вояк, когда они собирались у Дяди Вани Малышева, в "ОСОВИАХИМ", которым он руководил. Там никогда не были двое Кравченко - которого все вояки за глаза (время было такое) презирали и Григораша, он их не любил.
Как-то я его спросил его:
- Дядя Ваня, а почему вы так не любите моего деда?
Григораш, прищурил глаз от едкого дыма махорки и ответил:
- Ненавижу эту звездную братью, сытую и довольную и твоего деда не люблю, но уважаю, так как он - пехота и что такое штыковая атака - знает не по наслышке - видел его шрамы. Но он полковник, а я штрафник, который то и в живых остался случайно, так как с 4 ранениями закончил войну в штрафбате.

В ОСОВИАХИМе, он был, где сегодня стадион физкультурного института, был так Т-34 и мы пацаны постоянно бегали туда и Дядя Ваня нас катал на броне (тех, кто постарше), а малышню сажал во внутрь и мы ездили по полю дядя Ваня отдавал приказы как в Прохоролвке, где он менял два экипажа и из обоих оставался живим он один У него даже часть лица была обожжена. Его все очень уважали и звали просто - "танкист", кроме него, я в нашем доме ни у кого военного прозвища не слышал.
Умирал он от рака, и помню его слова, когда мы с дедом сидели у его кровати:
Вот, война меня не сломила, а эта болячка как гусеницами по мне прошла, но там, меня есть кому встречать, главное, мы правильную жизнь прожили.
Я это пишу не для пафоса, а для того, чтобы все знали в какой атмосфере рос я ребенком.
И немного о моем деде:
Он был и ветеран партии и ветеран фронта и имел право пользоваться ветеранскими магазинами (были в то время такие магазины) - но не пользовался, говорил:
- Я не для того коммунист и воевал, что бы сейчас жрать, когда народ, который не меньше меня перенес - голодает.
Дед умер в 1986 году в возрасте 85 лет. Умирал у меня на руках (рак) и последние его слова были:
- Юрочка, не забудь меня снять с партийного учета.  Люди, это таких вот людей ничего не могло сломить, так как они верили в то, что делают не по велению начальства, а по велению сердца.

Для людей типа моего деда, коммунизм были не просто слова - но РЕЛИГИЯ, религий счастья для всех и они в это свято верили.



Вечная память ветеранам кто уже ушел в мир иной и долгих лет жизни и здоровья, тем кто еще жив!

Tags: День Победы
Subscribe
promo yurayakunin october 20, 11:00 12
Buy for 20 tokens
Сегодня, когда коронавирус победоносно шествует по миру, собирая свою трагическую жатву, хочется просто кричать – Спасение "утопающих" дело рук самих утопающих! Пишу этот пост, так как несколько дней назад умер от COVID-19 одноклассник – Алик Айвазов. Я больной ХОБЛ, по…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments