Юра Якунин (yurayakunin) wrote,
Юра Якунин
yurayakunin

Отношения. Заднеприводные жёны. 2

[+18 ]эротика

Категория: Измена, Куннилингус
Картинка к рассказу
От автора: Страсти накаляются, возбуждение растёт, как и растёт количество «грязных» словечек в моём рассказе. Поэтому любителей нежных слов и единорожек прошу беречь свои глаза. Можете всяких гадостей начитаться.
P. S. Ну люблю я большие члены, люблю!

Ей снились буйные сексуальные сны. Они почти всегда посещали её после жаркого «сеанса» с Климом. Все, как один, похожи на любовные романы, но даже, когда она получала удовольствие во сне, понимала, что оно даже близко не так хорошо, как в реальности.

Сон становился всё более и более ярким. Муж целовал её везде, передвигая лицо вниз, к её паху. Он раскрыл пизду и лизнул горячую розовую влажность её дырки, затем поднялся к клитору, который уже был твёрдым и возбуждённым в ожидании действа.

— Да, — услышала она собственный шёпот, — о, да, лижи мою сочную киску!

Он вернулся к её телу, делясь вкусом пизды с губами Таши. Она глотала собственные соки из его рта, слизывая их с языка Климента. Он снова направился вниз, к розовым «язычкам» её отвердевших грудей, и она ликующе застонала, когда он всосал их ещё сильнее.

Его руки между её ног продолжали стимулировать пизду, такую влажную, такую голодную. Палец скользил, как змея, в Ташиной киске, задевая точки, нажатие которых всегда заставляло её соки течь. Она страстно корчилась на кровати, «кормя» его грудью и раскрывая пизду для бешенного траха пальцем.

Его рот двигался всё «южнее», вниз, прямо к киске. Она распахнула ноги шире и раздвинула половые губы.

— Твой язык... в меня... — всхлипнула она. — Я хочу, чтобы твой чёртов язык вошёл в меня!

Он перевернул её и поднял задницу жены в воздух, как будто собирался трахнуть её по-собачьи. Однако, он воспользовался своим лицом вместо члена. Он вылизывал всю область возле её «пирожка», пока она растягивала «лепестки» и теребила себе в ожидании. Его язык и её пальцы работали туда-сюда одновременно, и было непонятно, отчего она больше заводилась.

Клим просто несравненно дразнил её пизду. Боже, какой изумительный сон! Пока он отсутствовал в командировках, она нещадно надрачивала себе, вспоминая и переживая каждое мгновенье таких «игр»! Впрочем, было странно, как её мысли могли быть такими «осознанными» во время сна. В следующий раз она глянет Карла Юнга, чтобы узнать об этом.

Его язык мелькал снова и снова в зудящем, дёргающемся разрезе Ташиной пизды. Она извивалась и стонала от каждого лизка, её пальцы суетились глубоко внутри киски. Он вынул её пальчики из дырки и обсосал с них сок, затем засунул их обратно, и его кисть начала руководить Ташиной, контролируя скорость её свирепой мастурбации.

— Да... да... — стонала она, — о, Боже... Блядь, да!

Он сдвинул язык вверх, оставаясь мучительную вечность на её промежности. Крошечная полоска плоти между её анусом и пиздой была практически сырой от его интенсивных лизаний. Он знал, что его язык там всегда доводил её до сумасшествия, и поэтому пальчики Таши начали втыкаться глубже, сильнее и чаще в её сливочную пизду.

Его язык передвинулся на сантиметр «севернее», и она издала свистящий звук. Он обхватил её ягодицы и раздвинул их, обнажая крошечную, розовую упругость её сжавшегося очка.

— И здесь я тебя тоже люблю, — услышала она его шёпот, и его язык начал обводить и щекотать маленький бутончик.

Никто и никогда не делал этого с Ташей Миллер до этого. Она практически упала в обморок, когда его язык стал более агрессивным, а его пальцы мягко, но решительно разжали сопротивление её сфинктера.

Он раскрыл крошечное отверстие и его язык скользнул в расширенную дырочку, слегка ударяя, вонзаясь, совершая неглубокие, но явные проникновения в неё. Она дёргалась от каждого прикосновения, как будто он бил её веслом, а не слегка постукивал языком. Её задница становилась всё горячее и горячее, а пальцы внутри киски стали практически безумными.

— Боже, — задыхалась она, — о, Боже...

Он накрыл её жопу ртом и засосал. Часть её рассудка, что оставалась «осознанной» во время сна думала: «Боже, как мерзко! Он сосёт моё очко!» Но трепещущая, похотливая Таша отвечала ласкам на инстинктивном уровне, и её тело начало трястись и дрожать от возбуждения, реагируя на ласку его горячего, голодного рта.

Она обнаружила, что, потянувшись к спине, она может взяться за его член, и... Боже, какой он твёрдый! Её кулак обхватил его, и она подумала о том, какой это яркий и реалистичный сон!

Она точно осознавала пульсацию, быстро бьющуюся в его твёрдом члене, а её пальцы смочились в маленькой речке преэякулята, который сочился из щели на головке его стержня. Обычно её сны не были столь подробными. Она сжала кулак и померила пульс биения его возбуждённого члена — 100 ударов и выше.

Его язык вполз в её прямую кишку.

— Ты такой мерзкий, — сказала она сдавленным голосом, — но ты делаешь меня такой возбуждённой... слишком... Господи, Клим, я рада, что это всего лишь сон...

Он лизнул щелку её задницы вверх, затем лизнул вниз, возвращая её «задний вход» к прежнему пылающему возбуждению.

— Я никогда не делала подобного в реальности, — говорила Таша себе, — но, учитывая, что я сплю и вижу всё это во сне, это действительно захватывающие ощущения.

Должно быть, предполагала она, это было заложено в её подсознание странным поворотом, что произошёл во время секса прошлой ночью. Она никогда даже и не фантазировала об анилингусе до этого.

Её рука ласкала его член с любовью. Ей нравился его размер, его твёрдость; пыл его члена всегда показывал готовность войти в неё. Они казалось идеально подходили друг другу, в то время как другие браки разрушались.

Клим был возбуждён до предела! И она тоже!

И пока она играла с его стержнем, его язык продолжал стимулировать безумную напряженность её очка.

Она не могла поверить в то, что он заставил её почувствовать, но, очевидно, его предложение сделанное раннее ночью внедрило эту идею ей в голову. Во сне вы постоянно делаете странные вещи, даже если ваше сознание остаётся под контролем.

Таша не могла представить, чтобы её очко лизали в реальности, но во сне это казалось чертовски здоровским.

— Давай сделаем это, — услышала она голос мужа.

Сделаем что? Он целовал её вверх по телу, лизал позвоночник, лопатки. Он отодвинул её длинные тёмные волосы в сторону, и его рот нашёл её.

Необычно было целовать любимого, после того, как его язык побывал в её заднице, но, в конце концов, это был всего лишь сон. Она открыла рот и его губы слились горячо, мокро, с её губами; языки двигались вперёд и назад, от одного к другому.

Клим перевернул её на спину, и она охотно рухнула на кровать, раскрыв руки и ноги для него. Он снова спускался вниз по телу, целуя и посасывая её груди. Соски пульсировали под его языком.

Его палец нашёл раскрытую киску, раскрывая её ещё больше. Она потянулась вниз, схватила член рукой и сжала его соблазнительно.

— О, дааа, давай трахаться, — сказала она ему. — Даже если это всего лишь сон, я хочу тебя так сильно, что должна отведать это.

Он потянулся через лежащее, горячее тело Таши, открывая верхний левый ящичек маленькой тумбочки возле кровати.

— Тебе не нужен гель, — хихикнула она. — Ты разве не чувствуешь, насколько «готова» моя горячая пизда для тебя и твоего большого толстого хуя?

— Смажь меня всё равно, — сказал он, подмигивая. — Я хочу скользить в твоей узкой, вкусной киске, как «лысая» резина на ледяной дороге.

Она выдавила полоску геля на ладонь и села.

— Мммммм, какой член, — охнула она. — Я могла бы смочить его, просто пососав, но раз Вы настаиваете...

Она потёрла своей намасленной рукой вверх и вниз его изогнутый, выступающий ствол, снова почувствовав биение и волну энергии, с которыми пульсировал член мужа. Таша посмотрела на него глазами полными любви и похоти.

— Я собираюсь обкончать весь твой хуй, — прошептала она своим страстным голосом.

Таша

легла на спину, подняла колени, её пизда блестела — вся влажная, розовая и готовая. Она обхватила грудь одной рукой, пальцами же другой раздвинула «створки».

Тёмные волосики легли по сторонам, и сочный блеск недр её пизды стал совершенно великолепным. Она не могла видеть себя, но она могла видеть отблеск её киски в глазах мужчины, и она знала, что это выглядит так же волшебно, как и ощущается.

Он подвинулся к её нутру, стоя на коленях. Его член выпячивался на 23 сантиметра. Головка была такой же красной, как фонарь в амстердамском борделе, и ранний утренний свет отражался на маслянистом веществе, которое она втирала в его твёрдую плоть.

Он поднёс кончик инструмента к её мокрой, открытой щели.

— Дааааа, — сказала она, — пощекочи мой клитор этой большой и твёрдой штуковиной!

Он энергично потёр его, но ей не нужна была дополнительная стимуляция.

— Боже, какой сон! — говорила она себе.

Она надолго запомнит его! Она не могла поверить насколько всё было чертовски отчётливым, как будто происходило в реальности.

Головка его стержня уткнулось в щель её манды и Таша «надела» свою киску на него. Половые губы заскользили по члену, готовые поглотить его в один жаркий, голодный глоток.

— Да... вот так, — вздрогнула она, когда он протаранил себе путь мощным проникновением, которое она научилась любить. Он мог трахаться нежно, но иногда она любила жёсткую и грязную еблю, и, безусловно, сейчас было то самое время.

Он входил в неё жёстко и глубоко, проверяя её реакцию, и она была более чем положительной. Она закинула ноги на его плечи и подняла пиздёнку на встречу ударам его возбуждённого члена.

— Глубже... быстрее... — задыхалась она, — не бойся, ты не можешь ебать меня слишком сильно, малыш...

Смазанный для ебли, он уничтожал её пылающую, мокрую киску. Она стонала и брыкалась, кровать раскачивалась под ней. Его руки были на её заднице, удерживая её высоко поднятой, и его негнущийся ствол без остановки атаковал её дырку. Он достигал дна каждым ударом, сотрясая Ташу до невыносимости. Но ещё более невыносимой была необходимость освободить то, что закипало внутри её тела.

— Кончаю, — задыхалась она, — мммммм... я кончааааааюююю!!!

Его член выскользнул из её дырки.

— Блядь! — воскликнула она, потянувшись вниз, чтобы вернуть его — засунуть этого ёбаря туда, где ему и место.

Он повернул бёдра, и его стержень ускользнул от её руки. Он поднял её задницу чуть повыше, и она почувствовала набалдашник его болта между ягодицами.

— Постой, — сказала она сердито, но его руки раздвинули твёрдые, круглые булки, а наконечник инструмента настойчиво проталкивался к крошечному лепестку её очка.

Что, блядь, происходит? Сон точно свернул куда-то не туда!

Но она пришла к выводу, что этот анал был занесён в её память ранее, в реальности, спасибо Климу, и её подсознание просто имровизирует. Всё нормально.

Он направил кончик своего хуя к её анусу. Он был всё ещё скользким и маслянистым от геля, которым она смазала его твёрдый член, и головка скользила по её плоти. Боже, это было так реалестично!

— Ну же, впусти меня, детка, — услышала она, как он сказал.

Она закрыла глаза и улыбнулась. В конце концов, это всего лишь сон. Может быть во сне это не будет таким грязным.

В любом случае, она ожидала, что проснётся в любую минуту. Её сны, казалось, всегда концентрировались на жаркой прелюдии, исчезая, когда начинались самые приятные «вещи». Это было здорово, потому что заставляло её просыпаться возбуждённой, и не было ничего лучше, чем бешеная утренняя ебля с Климом, чтобы придать себе бодрость на целый день. Это действовало на неё лучше, чем чашка кофе.

Её глаза распахнулись, когда головка Климовского хуя попыталась побороть её анус.

— Погоди, ради Бога, дорогой, это всего лишь сон... — сказала она.

Он надавил. Маслянистый набалдашник начал раскрывать её анальную щель. Мышцы напряглись — она чувствовала, что они сейчас порвутся! Она остро ощущала его распухшую громадину, проникающую в её тугой, запретный «чёрный вход». Ни один из снов Таши вообще никогда не был таким реалистичным, как этот!

Таша открыла рот, и сдавленный, причитающий вопль вырвался наружу. Она почувсвовала боль в глотке, моргнула дважды, и... это был тот самый момент, когда она поняла, что проснулась, и что Клим, по сути, пытался всунуть его чёртов член прямо в её очко, пока она спала.

— Сволочь! — вскрикнула она, оттолкнув его.

Она отпрянула к вернему концу кровати, её спина прижалась к изголовью, а колени задрались, защищая тело.

Она чувствовала острую боль между ягодиц, где огромное грубое рыло члена на мгновение нарушило уединение её ануса. Когда она потрогала себя, то почувствовать гель, который стёрся с его ствола на её анальную щелочку.

Клим стоял на коленях в подножии кровати, его член массивно торчал — прямой и невероятно разбухший. Его лицо было даже краснее, чем его головка, а головка была цвета густой горячей крови.

— Хуесос, — сказала она ему, — ты мерзкий хуесос! Ты пытался выебать меня в жопу, пока я спала! Ты думал, что я бы этого не заметила?

— Прости, — ответил он. — Я думал... может быть... если ты не полностью проснёшься, то возможно будешь более сговорчива.

— Более сговорчива? — её лицо было в ярости. — Я уже сказала тебе, я не хочу делать этого! Это грязно и мерзко! Вставлять твой член в мою задницу! Господи, Клим, я использую эту дырку, чтобы срать! И ты хочешь трахнуть её? Почему бы тебе тогда ещё и не вылизать её?

Внезапно её лицо стало ещё краснее, когда она осознала, что он, вероятно, делал это, что ей и эта часть тоже не приснилась.

— Это так подло, — добавила она слабым голосом.

Он подполз к ней, его член опережал его. Она отвернулась, когда он попытался обнять её.

— Не трогай меня, — сказала она.

— Таша, что за срань! — выпалил он. — Что, блядь, не так с тобой? Ты любишь трахаться. Это просто трах — просто немного другой вид траха! Почему ты не хочешь попробовать?

— Потому что это грязно, — огрызнулась она. — И больно! Я не смогу принять твою штуку в моё очко, даже если захочу — чего я безусловно, блядь, не хочу, Клим Миллер! И ты, мерзкий сукин сын, пытался проникнуть туда, когда я уже говорила тебе, что не хочу делать этого. Теперь просто оставь меня одну, хорошо?

Он указал на свой член.

— А что мы будем с этим делать? — спросил он, успокаивающим, ласковым голосом, который обычно заставлял щель Таши истекать от похоти. Но сейчас он прозвучал маслено, как гель, которым она натирала его ствол во время сна, что сном и не был вовсе.

— Почему бы тебе не вставить его в «твою» задницу? — предложила она. — Ты, кажется, был очень заинтересован в этом. Может быть ты узнаешь, каково это?

Он не говорил ничего, просто смотрел на неё. Затем взглянул на часы. Было семь утра.

— Бля, — прорычал он. — Я должен быть в аэропорту через 90 минут. Таша, ради Бога, ты сделаешь что-нибудь с ним?

Она даже не повернула голову. Она не была уверена, простит ли она его когда-нибудь за то, что он пытался с ней сделать. При таких обстоятельствах, о минете было глупо просить.

— Ладно, хрен с ним, — прорычал он. — Но запомни, когда я вернусь из командировки, мы вернёмся к этой теме. Ставлю на это твою задницу.
Автор: Алина Райкова

Заднеприводные жёны. 1
Заднеприводные жёны. 2
Заднеприводные жёны. 3
Заднеприводные жёны. 4


Free counters!
Tags: sexlib, эротика
Subscribe

Posts from This Journal “sexlib” Tag

promo yurayakunin december 19, 2016 10:00 18
Buy for 50 tokens
Категория: измена, инцест, группа Мы с женой жили в трёхкомнатной квартире тёщи, Ольги Николаевны. Ольге было всего тридцать семь лет и выглядела она просто супер: ножки хоть и не от ушей, но длинные, притягивающие мужские взгляды; упругая попка; в меру широкие бёдра; тонкая талия; красивая…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments