Юра Якунин (yurayakunin) wrote,
Юра Якунин
yurayakunin

Отношения. Заднеприводные жёны. 3

[+18 ]эротика

Категория: Измена, Куннилингус
Картинка к рассказу
От автора: Рассказ всё так же содержит кучу ругательных выражений да «крепких» словцов. Поэтому людей с тонкой душевной организацией, а также тех, кто не приемлет употребление матов в рассказах и во время секса прошу данный рассказ не читать.

— Итак... — сказала Катя Парфёнова, подкуривая сигарету, — тебе нужен был кто-то, кому можно поныться, и ты решила, что этим «кто-то» будет старая добрая тётя Катя, да?

Она откупорила очередную бутылку «Шато Монтроз» и разлила вино по бокалам. Её муж — Родион — зарабатывал большие деньги, поэтому она могла позволить себе распивать дорогие винные сорта в любой день.

— Ох, — вздохнула она, — спустись с небес на землю, Таша! Этот твой... «миленький муженёк»... хочет трахнуть тебя в попку, а ты боишься, что это будет больно?

— Да... — робко ответила Таша.

Катя звонко засмеялась, расплёскивая вино из своего бокала.

— Детка, мы живём в 2017-ом, а не в средневековье. Это! Не! Больно!... без шуток... и волосы от этого не начнут расти на твоих сиськах, или какую там ещё херню придумывают всякие идиоты про анальный секс. Похоже, что у меня есть заросли на сиськах?

Таша, смущённо улыбаясь, покачала головой.

— Нет? Тогда тебе стоит поверить мне!

Таша густо покраснела.

— Просто это так негигиенично. Может быть моё... кхм... «туалетное воспитание»... в детстве было слишком дотошным и тщательным, поэтому даже мысль о том, чтобы позволить ему... уфффф! — она приобняла себя, вздрагивая.

Катя покачала головой.

— В этом нет ничего особенного, Таш.

В каком-то смысле странно, что она и Таша были подругами. Они знали друг друга в течение многих лет — со школы. Но Катя всегда была красоткой, популярной и сексуальной, и они почти не разговаривали друг с дружкой вне класса. Обычные знакомые, не более того.

Она была последним человеком, которого Таша могла представить в качестве своей подруги. Но, когда прошлым летом Катя вернулась в город со своим новым мужем Родионом, и они с Ташей случайно встретились, то совершенно неожиданно для себя обнаружили, что тянутся друг к другу. Поэтому сегодня, когда Таше действительно нужно было с кем-то поговорить, выбор Кати был очевиден.

Но она рассчитывала на чуть большее сочувствие и понимание.

— А по-моему в этом есть очень даже много «особенного», — настаивала Таша. — Я имею в виду... Когда ты даже... в самых диких мечтах не помышляешь сделать что-нибудь подобное... а это сыпется тебе как снег на голову...

— Хах, снег — на голову, а сперма — в жопу? — хихикнула Катя. — Послушай, милая, я знаю, что ты у нас «поздняя пташка» — когда-то ты была настоящей уродиной, которую никто не хотел, а мы все были нахальными и развратными молодыми девицами, трахающимися направо и налево — но я не могу поверить, что в наши дни, в твоём возрасте ты никогда даже не пробовала «почешежопиться».

Катя отхлебнула из своего бокала и поймала на себе удивлённый, непонимающий взгляд Таши.

— Ах, ну да... — решила пояснить она. — Это другое название того самого... ну... ты понимаешь... а может и не понимаешь.

Таша чувствовала себя крайне неловко и уже хотела, чтобы она вообще ничего не говорила Кате. А также у неё внутри всё переворачивалось от невысказанных негативных эмоций, которые проскользнули между ней и Климом до его отъезда в аэропорт. Они увидятся только через неделю, или даже через полторы, а это было достаточно долго, чтобы напряжение не только затянулось, но и усилилось.

Кроме того, он настоял на том, что они вернутся к этой отвратительной теме, когда он вернётся из командировки. И она была уверена, что он не шутил. Он редко говорил о таких вещах несерьёзно.

— На самом деле, — сказала Катя, затягиваясь, — я думаю, что отчасти это может быть и моя вина — моя и Родиона, я имею в виду. Родя вместе с Климом очень много играют в ракетбол в последнее время, а ты знаешь, какими мужчины бывают в раздевалке. Такими же «сплетницами», как и девочки! Я не удивлюсь, если узнаю, что мой муж — это тот человек, который изначально подкинул эту идею Климу. Единственная вещь, которую Родик любит больше, чем разговоры о сексе, — это заниматься сексом, слава Богу.

Она сделала несколько затяжек, и погасила «Вирджинию Слимс».

— Так что мы будем делать с твоей проблемой, а, Таша?

Таша растеряно посмотрела на Катю. Она была похожа на кота из «Шрека» — такая же беззащитная и ожидающая, что её кто-нибудь пожалеет.

— Я полагаю, что ты могла бы воспользоваться некоторыми советами эксперта, — Катя завораживающе улыбнулась. — А поскольку я — и эксперт, и твоя подруга, — как я могу отказать тебе?

************************************************************************************

Таша чувствовала себя чертовски неловко. Она не находилась в обществе другой голой женщины со школьной раздевалки. И она не до конца понимала, почему Катя настояла на том, чтобы Таша наблюдала, как она раздевается. Но стоило признать, что тело у Кати было просто фантастическим. Оно стало даже ещё лучше, чем было в школе.

Таша хотела бы быть немного повыше, хотя никто не жаловался на её 160 сантиметров роста. Катя была выше её сантиметров на 15, стройная, и, возможно, бюст у неё был чуть меньше, чем у Таши, но выглядел он просто прекрасно — высокая грудь с задорно торчащими сосками.

У Кати была загорелая тёмная кожа, и лишь тонкая белая полоска красовалась возле её промежности. Белая полоска кожи шириной в полтора сантиметра — сувенир, оставшийся после зимних каникул, которые она с Родионом провела на Карибах. Таша представила свою подругу почти обнажённой, в одних лишь трусиках-бикини, растянувшуюся на белом песке тропического пляжа под ярким палящим солнцем, и тихонечко вздохнула.

Катя стояла у кровати, наслаждаясь своим обнажённым совершенством. Это можно было заметить по блеску в её зелёных глазах. Она отбросила назад свои блестящие волосы и улыбнулась Таше.

— Неплохо для двадцати пяти, ммм? — спросила она, пробегая ладонями по своим напряжённым коричневым соскам, соскальзывая вниз, к её совершенному плоскому животику, и далее, к выпирающим тазовым костям.

Таша не могла не заметить, что Катя сбривала большую часть волос с киски, оставляя лишь неширокий подстриженный кустик меха сверху и снизу её «пирожка». Её половые губки были ясно видны. Слегка вывернутые наружу, окружённые короткими волосиками, они выглядели, как надутые губы старшеклассника, у которого только появились редкие усики.

Катя развернулась, встав в профиль, чтобы подчеркнуть острый выступ своих грудей и высокий округлый изгиб её дерзкого зада.

— Вот оно, детка, — ухмыльнулась она, хлопая себя по ягодице. — Вот оно, то самое место.

Таша чувствовала себя крайне неловко. Она старалась не смотреть на Катю, но у неё не очень это получалось. Катя была красоткой в школе и стала ещё красивее семь лет спустя. Этой сучке даже никогда не приходилось считать калории. Но кто сказал, что жизнь справедлива?

— Слушай, — сказала Катя, поворачиваясь лицом к Таше, — тебе не кажется, что это немного нечестно? Чего это я одна устраиваю тут представление? Почему бы тебе тоже не раздеться?

Таша быстро замотала головой из стороны в сторону.

— Ой, да ладно, Таш, порадуй меня! Будь ты сейчас у сексопатолога, стояла бы уже без одежды и светила бы своими буферами. А я даже не требую у тебя по 100 долларов в час за то, что собираюсь тебя обучать!

Озорные огоньки забегали в глазах у Кати.

— В любом случае, я хотела бы увидеть, сколько килограмм сбросила та маленькая пышечка, которую я помню со школы.

Она положила руки на Ташины бёдра и посмотрела на неё с лёгкой издёвкой.

— Сейчас я пойду в сортир, а когда вернусь, я хочу видеть твоё алебастровое тело. Поняла меня, дамочка?

Таша чувствовала себя очень неуютно. Но, по крайней мере, Кати не было рядом, и никто не наблюдал за ней, никто не оценивал её, пока она раздевалась. Она быстро скинула с себя блузку и брюки, затем сняла нижнее бельё. Она чувствовала себя невероятно беззащитной, особенно, когда увидела своё отражение в одном из настенных зеркал.

Господи! Спальня Кати была полна зеркал! Она была вся в зеркалах! И большая кровать полностью отражалась в каждом из них. Она покраснела, когда поняла, что её подруга должно быть получает удовольствие, когда смотрит на себя во время раздевания. Но Катя никогда и не скрывала того факта, что обожает всё, что связано с сексом.

Таша повернулась к одному из зеркал и начала изучать себя, зная, что она тоже выглядит чертовски привлекательно.

Она не была такой же высокой или модельно худой как Катя, но зато её груди были больше — полные, необвисшие, с похожими на остроконечные башенки розовыми сосками. А её кожа была блеклой, но не бледной.

Светлые волосы были почти «натуральными» — тёмный клочок «меха» между ног выдавал её — но Клим не возражал, и Таша была очень довольна результом. Ей по-прежнему было трудно поверить, что когда-то она весила 80 килограмм, и её лицо выглядело как пицца.

Катя вернулась в комнату. Таша стояла возле кровати абсолютно голая, чувствуя себя очень неловко и глупо. Она думала прикрыться руками, но было уже слишком поздно. Вместо этого она сделала глубокий вдох и выпрямилась, ожидая Катиной оценки.

— Неплохо, — сказала Катя, одобрительно покачивая головой. — Ты превратилась в настоящую красотку, дорогая. Боже, да если бы ты выглядела так в школе, то тебе бы не удалось уберечь свою целку даже до большой перемены.

Она двинулась к Таше, шагая, как будто она была в туфлях на высоких каблуках — наступая только на кончики пальцев. Таша сделала шаг назад, но её ноги упёрлись в край кровати. Катя подошла ближе.

— Не бойся, — сказала она спокойным бархатным голосом. — Считай это образовательным экспериментом.

Таша всё ещё не понимала, что происходит, но как только рука Кати опустилась на её руку, её посетили тревожные мысли. Катино лицо было всё ближе и ближе.

— Она собирается поцеловать меня! — тревожно подумала Таша, и мягкие тёплые губы её подруги действительно плотно прижались к её влажным губам.

Она почувствовала касание жёстких, как резина, Катиных сосков, слегка поглаживающих дрожащую плоть её грудей. Создавалось ощущение, будто они целуют Ташину кожу.

Катины руки обняли подругу. Она открыла рот, и её язык лизнул всё ещё закрытые губы Таши. Его прикосновение было невыносимо щекотным.

Таша попыталась пробурчать что-то, протестуя, но как только она открыла рот, в него проник язык подруги. Лёгкое прикосновение гибкого мокрого язычка было похоже на оживший электрический ток, распространяющийся по рту Таши, и она поражённо взвизгнула.

Катины руки спустились на Ташины ягодицы. Она привыкла чувствовать руки Клима на своей попке, но пальцы Кати были меньше, игривее. Они трогали упругую мякоть так, как будто они знали её наизусть, каждый сантиметр, каждую клеточку. Катя потирала и сжимала булочки, как массажистка с непристойными мыслями.

Катя протолкнула бедро между Ташиными ногами, и её упругая загорелая кожа уткнулась прямо в разрез Ташиной пизды. Она чуть подтолкнула ногой Ташу, и та рухнула назад, потеряв равновесие. К счастью, она упала на кровать, которая смягчила её падение.

Катя тут же упала на Ташу. Её гибкое, упругое тело вертелось и извивалось поверх стана подруги. Она раздвинула «обучаемой» ноги и прижала свою киску к Ташиной пизде. Влажные, покрытые щекочущими порослями «меха», их киски слились.

Комната наполнилась чмокающими звуками. Катины губы скользили по Ташиным. Язык Кати работал во рту Таши, и она продолжала дарить ей свои нескончаемые поцелуи. Катя открыла глаза, её ресницы практически касались Ташиных.

— Бьюсь об заклад, что ты никогда не делала этого раньше, — сказала она хриплым голосом.

Таша взглянула на неё огромными от потрясения голубыми глазами. Она не могла вымолвить ни слова, могла только помотать головой. И это была правда. Она никогда не делала ничего подобного. Поцелуи и секс с парнями, конечно же, не входят в этот список. Но, чтобы вот так ощущать сексуальную энергию другой женщины, так настойчиво прижимающейся к её телу... нет, Боже, никогда!!!

— Эту часть «обучения» мы прошли, — выдохнула Катя.

Она взглянула на затвердевшие розовые соски Таши.

— Оууу, какие они аппетитные, — прошептала она и наклонилась, чтобы по очереди облизать каждый из них.

Её взгляд был сосредоточен на Ташином лице, изучал её реакцию, пока её язык ласкал ореолы сосков. Он двигался совершенно непредсказуемо: сначала по часовой стрелке, затем против часовой стрелки, и, внезапно, снова менял направление. Её руки сжали упругие сиськи, словно пытаясь выдавить соски. Ташины груди стали похожи на сладкую горячую мишень, в которую метко попадал Катин язык-снайпер.

— Тебе нравится? — спросила она, отвлекаясь от груди. — Заводит, когда другая женщина лижет тебе сиськи, а, Таша?

— До безумия, — призналась Таша. — Ты, как будто точно знаешь, где надо пройтись язычком, чтобы моя кожа покрылась мурашками от восторга.

— Я ещё могу и пососать их, — лукаво улыбаясь, сообщила ей Катя и опустила лицо на одну из грудей. Она сомкнула губы на розовом навершие груди и втянула щёки, засасывая сосок.

Катя действовала нежно, но решительно. Ташина голова вертелась из стороны в сторону, раскидывая волосы по кровати и по лицу. От получаемого удовольствия рот беззвучно открывался-закрывался, как у рыбы, которую вытащили из воды, и иногда волосы застревали в уголках её рта.

— Прекрати, — попросила она, сама не веря своим словам.

Её руки вцепились в Катины волосы, а груди сами искали горячий влажный рот подруги.

В то же время киска Кати продолжала с силой ударяться и тереться об Ташину. Со стороны это было похоже на половой акт между мужчиной и женщиной, только в процессе соития соединялись их щёлки. Пока её пизда продолжала скользить по пизде подруги, Таша чувствовала, как увлажняется её промежность. Её киска истекала горячими соками, и она уже не скучала по 23 сантиметровому твёрдому члену мужа, пронзающему её возбуждённую пизду.

Её клитор был таким же большим, как персиковая косточка, и каждый раз когда она чувствовала Катины развратные скольжения, она могла поклясться, что её клитор становился немного больше, немного горячее. Это вообще возможно?

— Сделай также, — попросила Катя.

Таша не поняла, о чём она говорит.

— Вот так, глупышка! — засмеялась Катя.

Она подвинула одну из своих ног, и неожиданно она оседлала Ташино бедро, пока её собственное эротично скользило в Ташиной промежности.

Таша ахнула, когда она почувствовала реакцию Катиной горячей киски на ласки её ноги, и она покраснела, осознав насколько хорошо она чувствовала себя, пока она делала это — почти также хорошо, как ощущение Катиной ноги поглаживающей её собстенную манду.

Если ей и нужно что-нибудь, чтобы отвлечься от внезапного требования Клима трахнуть её в задницу, то безусловно это было оно самое. В горячих лесбийских Катиных объятиях она обнаружила внутри себя необычайные эмоции, о которых она никогда даже не догадывалась, никогда даже не могла подумать, что они были в ней.

Катя вернулась к вылизыванию груди, но Таше не хватало поцелуев, она была голодной до них, и она притянула лицо подруги к своему, для того чтобы взять инициативу в свои руки.

— Ты — сучка, — прошептала она. — Что ты со мной делаешь?

Она положила ладони на щёки Кати и разжала её губы языком, проталкивая его в Катин рот почти также мастерски, как и Катя делала это с Ташей. Она хихикнула от своей наглости. Она чувствовала себя, как школьница, которая только что узнала для чего ей нужен клитор.

— Я хочу отлизать тебе, — прошептала Катя. — Как ты думаешь, тебе это понравится?

— Думаю,

понравится, — призналась Таша, прижимаясь к женщине, лежащей на ней.

— Но, — добавила она, — я всё ещё не понимаю, как это должно помочь мне с моей проблемой.

Кате пришлось постараться, чтобы освободиться от собственнических объятий Таши.

— Тебе просто надо немного расслабиться, — сказала она. — Но не слишком сильно, конечно! Просто откинься и доверься мне, дорогая.

Таше уже, конечно, лизали до этого, но ей никогда не лизала другая женщина. Она сразу оценила разницу в ощущениях, как только Катин язык начал работать с её «траншеей». Ощущения были просто волшебными.

Это явно был не первый раз, когда Катя лизала пизду. Она усмехнулась Таше, когда она раздвинула розовые пухлые губки и подвигала вверх-вниз носом по раскрытой коралловой складке.

Катя сопела, когда поглаживала носиком её киску, и от маленьких дуновений воздуха по всему телу Таши пробежали мурашки. Катерина обхватила её сиськи, сжимая их пока соски не стали выпирать на длину в 3 см между её пальцами.

— О, Боже, — бормотала Таша. — О, Боже!

Катя хихикнула, как школьница, и засунула язык в Ташину пизду. Он был словно змея, заползающая в широко раскрытые губы киски; он проникал глубоко, прямо в сердце Ташиного возбуждения.

Таша вскрикнула и дёрнулась, сношаемая языком Кати. Катя взялась за ягодицы Таши и настойчиво сжала их. Тепло исходило от её пальцев. Таша начала бесконтрольно извиваться и корчиться.

— Вылижи меня, — прошептала она, — мммм... вылижи мою горячую мокрую киску!!!

Катин язык поднялся к клитору, вызывающе постукивая по нему. А он пульсировал в ответ. Её руки гуляли по всей Ташиной киске, лаская её, широко раздвигая «лепестки», а затем снова плотно сжимая их вместе, выдаивая маленькие пузырьки вагинального сока из пылающего «разреза». Она умело обрабатывала «крылышки», пока они не начали трепетать и гореть. Её пальцы скользнули между ними и пощекотали вход во влагалище, который она уже дразнила своим языком.

Палец понемногу погружался в Ташину пизду. Она застонала, чувствуя, как он входит в неё.

— Ты вообще когда-нибудь трахалась? — спросила Катя, плотоядно заглядывая в её голубые глаза. — Ты узкая, как девственница! Ммммм, держу пари, Клим любит долбиться своим большим твёрдым хуем в эту сладкую аккуратную киску. Мужчин всегда тянет туда, где узко и влажно...

Она работала пальцем туда-сюда, трахая без особой нежности, и в то же время она продолжала покусывать и целовать заострённый кончик клитора Таши. Стенки влагалища пульсировали вокруг введённого пальца, доя его, купая его в липких соках, которые уже залили аккуратный тоннель. Кровать раскачивалась, когда Таша начала извиваться и крутиться, реагируя на действия Кати. Она сжала поплотнее свои сиськи. Они тоже пульсировали, соски были твёрдыми и возбуждёнными.

Катя провела языком вверх, к пупку Таши.

— О, Боже, нет ничего лучше, чем вылизывать киску! — усмехнулась она, вытирая губы пальцем и обсасывая его, чтобы очистить от соков. — Особенно такую сочную, как у тебя, Таш!

Её палец таранил пизду, пропитываясь Ташиными флюидами. Она улыбалась, как Мадонна, во время каждого удара. Её язык облизал края маленькой ямочки пупка. Это было очень похоже на язык Клима, исследующий сопротивляющееся очко своей жены сегодня утром.

Катя вытащила палец и поводила им под носом у Таши. Светловолосая женщина могла почувствовать запах смазки из её пизды, в которой был измазан палец. Ей нравилось слизывать её со рта Клима, после того как он вылизывал её манду. Наверное, Катя думает, что она такая же извращенка, как и сама Катя, и сейчас возьмёт этот палец в рот и оближет его.

Боже! Катя — долбанная извращенка! Если бы у неё был пёс, она, вероятнее всего, ему бы тоже сосала! Таша решила расслабиться. Она высунула язык, поводила им по пальцу. Катя ухмыльнулась и погрузила его в рот Таши.

— Не правда ли, очень вкусно? — прошептала она, лёжа на боку и прижимаясь к боку Таши.

Таша могла чувствовать заострённые соски Кати.

— Теперь прикоснись ко мне, — предложила Катя, взяв Ташины руки и положив их на её конические твёрдые сиськи.

Они были донельзя упругими. Если бы Таша не мылась в душе с Катей после физкультуры, то она бы могла поклясться, что, Катя вставила себе силикон, но как только её пальцы начали исследовать их, она поняла, что прикасается к живой, трепещущей плоти.

— Оближи их тоже, — добавила Катя, запуская пальцы в Ташины волосы. Таша задумалась на мгновение, но только на мгновение, затем наклонилась и пробежалась языком по коричневому кончику ближайшего соска. Она облизала его, и её глаза расширились от удивления. Он был очень вкусным!

Сладкий вкус, смешанный со вкусом слегка едкого пота, распространялся по её языку, пока она облизывала сосок круговыми движениями. Она втянула его в рот и начала сосать. Удовольствие пробежало по всему её телу. Это удовольствие было не таким, какое она чувствовала, когда держала член Клима во рту. Это был совершенно другой уровень удовольствия — нечто очень-очень приятное для такого необычного эксперимента.

— Мммм, так приятно, — услышала она Катин вздох.

Руки на её голове успокаивали и возбуждали в одно и то же время. Таша повернулась, вжимая свои большие сиськи в Катин живот, пока она продолжала чавкать и ласкать сосок, который она «взяла в плен».

Инстинктивно она перешла, наконец, на другую грудь, и оказала ей точно такой же уход. Катя взяла грудь одной рукой, поднеся её ко рту Таши, как мать, кормящая ребёнка. Другая её рука двинулась вниз, поймала запястье Таши и поднесла руку блондинки к своей промежности.

— Почему бы тебе не поиграть с киской? — спросила она. — Бьюсь об заклад, ты знаешь, как это делать, Таш...

Таша позволила своим пальцам скользить вверх и вниз огибая «пирожок» Катиной пизды. Лепестки были эластичными, истекающими росой. Все её пальцы были в этих тёплых и липких соках, которые источали обалденный аромат. Она уже могла почувствовать этот запах. Прямо, как и её собственный.

Она крепко поцеловала Катю, в засос, одновременно проскальзывая пальцем в пылающую, подготовленную манду зеленоглазой брюнетки. Таша не смогла сдержать вздох удовольствия, когда её пальцы погрузились в Катину манду.

Катя тяжело дышала и вздыхала от наслаждения. Она крутилась и вытягивалась, скользя своей горячей пиздой вверх и вниз по всей длине Ташиного введённого пальца.

Таша была возбуждена вдвойне. С одной стороны, это был такой кайф знать, что её тонкий маленький палец приносит такой нескрываемый восторг Катиной пизде. С другой, киска, которая обволакивала её палец чувствовалась, как будто это её собственная, хотя и не была такой узкой.

Когда она двигала своим пальцем в таком ритме, что мелкая дрожь проходила по телу худенькой Кати, она могла практически чувствовать, как в это же время то же самое происходит внутри неё. Таша сжимала свои бёдра и могла почувствовать, что её пизда истекает соком. Её тёмные «усики» пропитались влагой, мех слипся от любовного нектара.

— О, Боже, — сказала она тихим благоговейным голосом.

На этот раз Катя перехватила инициативу снова. Она сжала в кулаки Ташины булки и агрессивно шевелила ими. После этого она начала тереться сиськами и животом о тело подруги. Её пизда была поглощена сексом с пальцем внутри неё, а её зубы стучали в предательском наступление оргазма.

— Даааа... Даааа... — Таша услышала её стон, — мммм... Давай. Сделай это!!!

Её бёдра были между Ташиными, и она двигалась вперёд-назад, энергично растирая горячую киску, которая уже была отлично простимулирована благодаря Таше. Таша сжала ноги вокруг Катиных бёдер, и, раскачивая задницей, «наносила» удар за ударом.

Её палец был полностью засунут в киску Кати, и она могла почувствовать, как дрожь начинает пробегать по её тоннелю любви. Возбуждённая своим воображением, она трахала всё жёстче и жёстче, снова и снова долбя пальцем глубины Кати.

— Теперь вылижи меня, — промурчала Катя, сжимая вагинальные мышцы вокруг Ташиного пальца. — Оооо, не смотри на меня так удивлённо. Ты знала, что как только я засунула язык между твоих ног, ты сделаешь тоже самое, прежде чем мы закончим. Да ладно, Таш, — если ты хочешь раскрепоститься, то это лучший способ начать.

Самое худшее во всём этом, подумала Таша, так это то, что она нашла слова Кати чертовски убедительными. Она смотрела в лицо своей подруги и чувствовала всплеск похоти, возбужденную киску вокруг её пальца, и обнаружила, что ей интересно, какая на вкус пизда одноклассницы, каково это скользить своим языком в Катиной щели и вылизывать соки, которые пузырятся изнутри утробы её подруги.

— Хорошо, — сказала она, вытаскивая палец, — но я не хочу, чтобы ты неправильно обо мне подумала. Я не из этих женщин.

— Ты станешь одной из них, когда я закончу с тобой, — пообещала Катя. — Теперь засунь лицо в мою промежность и вылижи мою ебучую киску!!!
Автор: Алина Райкова

Заднеприводные жёны. 1
Заднеприводные жёны. 2
Заднеприводные жёны. 3
Заднеприводные жёны. 4


Free counters!
Tags: sexlib, эротика
Subscribe

Posts from This Journal “sexlib” Tag

promo yurayakunin декабрь 19, 2016 10:00 18
Buy for 50 tokens
Категория: измена, инцест, группа Мы с женой жили в трёхкомнатной квартире тёщи, Ольги Николаевны. Ольге было всего тридцать семь лет и выглядела она просто супер: ножки хоть и не от ушей, но длинные, притягивающие мужские взгляды; упругая попка; в меру широкие бёдра; тонкая талия; красивая…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments